ОСТРОВА НЕВЕЗЕНИЯ | Заря над Бугом

ОСТРОВА НЕВЕЗЕНИЯ

Япония в последние дни заняла уверенное первое место в международных новостях – трудно припомнить катастрофу такого масштаба в мировой истории. Можно, конечно, говорить о цунами семилетней давности в Тихом океане, унесшем триста тысяч жизней. Но там катаклизм так и остался природным. В нынешней ситуации он стал природно-техногенным. Мир заговорил о втором Чернобыле.

В этой ситуации белорусский интернет наполнился стенаниями противников строительства белорусской АЭС: смотрите, что приносят атомные электростанции! Прямо как у Булгакова в «Мастере и Маргарите», когда персонаж поскользнулся на разлитом подсолнечном масле и погиб на трамвайных рельсах: «Вот до чего эти трамваи доводят!»

Разумных голосов, правда, в общем стенающем хоре немного. Интуиция подсказывает, что стенают, делают прогнозы и экспертные заключения люди, для которых до сих пор остается загадкой, откуда берется электрический ток.

Для меня происхождение электричества тоже загадка, честно признаюсь. Но, я, во всяком случае, не берусь с абсолютной уверенностью судить о вещах, в которых некомпетентен. А люди вопят вовсю: «Это подписание смертного приговора нашей нации», «Господь предупреждает белорусов Фукусимой», «под угрозой существование нации», «строить АЭС нужно французам… в восточной Беларуси на границе с Россией». Автор последнего высказывания явно рассматривает станцию как разновидность ядерного оружия и строит планы использования оного против вероятного противника. При этом не учитывает поправку на ветер.

Да, налицо техногенная катастрофа, создавшая зловещий фон для подписания 15 марта белорусско-российского договора о строительстве АЭС. Атомная энергетика в ближайшие годы в общественном сознании будет крайне непопулярной.

Что-то подобное мы проходили 25 лет назад, после взрыва в Чернобыле. Были и слухи, и ропот, и неприятие атомной энергетики. Словосочетание «мирный атом» полагалось произносить только с сарказмом.

Но лично мне запомнилось не только это настроение. Запомнилось яркое выступление на одном из уроков нашего учителя физики, которое диссонировало с общим мнением. Он предсказывал, что, несмотря на чернобыльский синдром в обществе, никто в мире не откажется от развития ядерной энергетики, потому что именно за ней – будущее.

Это предсказание подтверждается даже сегодня, когда неизвестен финал фукусимской катастрофы. Так, немецкие оппозиционные партии потребовали от канцлера отказа от АЭС в Германии, но бундесканцлер Ангела Меркель заявила, что уход от атомной энергетики был бы губителен для экономики Германии.

Наша соседка Литва, протестующая устами министра иностранных дел против строительства белорусской АЭС, тем не менее, признает необходимость развития атомной энергетики.

Подобных примеров можно привести и больше, но картина и так, по-моему, ясна: техногенная катастрофа может быть только поводом к дальнейшему прогрессу в области обеспечения надежности, но не служить аргументом в пользу отказа от современных технологий.

Так почему нам нужен «мирный атом»? Может, стоит послушать аргументы того, кто действительно разбирается в вопросе? Например, заместитель министра энергетики Михаил Михадюк, курирующий вопрос строительства белорусской АЭС, в одном из интервью так аргументировал необходимость атомной электростанции для страны:

«Целесообразность строительства атомной электростанции в нашей республике в первую очередь продиктована экономикой. Рост цен на органические энергоносители неизбежен, поскольку востребованность их во всем мире постоянно растет, а добыча требует все больших финансовых вложений.

Себестоимость производства электроэнергии на АЭС более низкая, чем на традиционных источниках. Согласно расчетам специалистов Национальной академии наук, себестоимость производства электроэнергии при вводе АЭС в целом по энергосистеме снизится на 13%…

Диверсификация топливно-энергетического баланса страны — еще один аргумент в пользу строительства АЭС в Беларуси. Сегодня мы производим тепловую и электрическую энергию практически на одном виде топлива… В топливном балансе страны газ составляет 85%. Ввод атомной электростанции позволит снизить долю газа в топливном балансе примерно до 58%…»

Кроме того, речь идет о современном уровне надежности (напомним, что станция в Фукусиме введена в действие в 1971 году, а Чернобыльская – в 1978 году.

Такое объяснение, согласитесь, отличается от слов о том, что Фукусима – предупреждение белорусам (это скорее наказание японцам) и от предложения выбора места для станции поближе к стране, которую не жалко и тому подобных высказываний высочайшего уровня специалистов во всех без исключения областях человеческой деятельности. Но и к «экспертам» отнесемся с пониманием: все-таки на календаре март – время традиционного обострения, так сказать, индивидуальных особенностей психического развития.

Давайте не будем поддаваться апокалиптическим настроениям. Да, беда пришла не только в Японию. Благодаря возможностям современных СМИ страшно везде и всем, кто видит сегодня кадры с места событий. Атомная энергетика, призванная делать жизнь человека проще и легче, породила трагедию вселенского масштаба. Можно сказать, что цивилизация там, где искала пряник, нашла кнут.

Но тем не менее. В мире существует 443 атомных электрических станции. В ближайшее время к ним добавится еще порядка двухста. Самые масштабные планы – у Китая, который к 2030 году планирует стать самым крупным производителем атомной энергии в мире. Фукусимская трагедия эти планы не перечеркнет.

Игорь ГЕТМАН

Похожие новости

Create Account



Log In Your Account



Заказать звонок
+
Жду звонка!