«…И стало наше Дубровное братской могилой дедовских хат» 26 апреля — день чернобыльской трагедии | Заря над Бугом

«…И стало наше Дубровное братской могилой дедовских хат» 26 апреля — день чернобыльской трагедии

Первые минуты после катастрофы

Суббота 26 апреля 1986 года. Время — 1 час 23 минуты… Этот день, эти минуты, когда черный огненный шар взвился над крышей машинного отделения четвертого энергоблока Чернобыльской атомной станции, войдут в историю на века, разделив размеренную и спокойную жизнь тысяч людей «до» и «после» и приведя к страшным, никому не нужным и неоправданным потерям. От небывалой до этого ядерной катастрофы пострадали миллионы людей, опустели тысячи квадратных километров плодородных земель, сотни тысяч человек навсегда покинули родные деревни, села, города… «Невидимый враг» покрыл своим облаком территории Украины, Беларуси, России, пол-Европы.

Сразу же после взрыва на атомную станцию моментально были вызваны пожарные наряды. Из средств защиты у людей были только брезентовая роба, рукавицы, каска. К 4 часам утра огонь был локализован на крыше машинного зала, а к 6 часам утра — затушен. Участники ликвидации пожара в тот момент не думали о своей жизни – они выполняли приказ.

Люди радовались весне…

В тот день трудно было поверить, что на дворе стоит апрель, больше смахивало на июльскую жаркую погоду. Уроженка деревни Дубровное Брагинского района Софья Иосифовна Тихоненко, ныне проживающая в поселке Мухавец, вспоминает, что 26 апреля никто не сообщал о случившейся трагедии. «Правда, родственник у нас жил в Чернобыле. Позвонил, сказал, что авария случилась на атомной станции. Он предупредил, чтобы мы не выходили на улицу, окна занавесили. Так мы же ничего не понимали. Ну, авария и авария, мало ли что там произошло?!» – вспоминает женщина.

Так что еще несколько дней после взрыва все шло своим чередом. Взрослые ходили на работу, дети – в школу, гуляли, веселились… И все это время впитывали в себя огромные дозы радиации.

«Помню только, что в эти дни очень сильно сушило во рту», — говорит Софья Иосифовна.

А ее младший сын Николай вспоминает, что на уроках все сидели вялые, чувствовалась сильная слабость, болела голова.

Но все эти безобидные симптомы люди списывали на жаркую погоду.

А радиация здесь зашкаливала

Советское правительство, чтобы не сеять панику среди населения, старалось всячески скрыть опасность всей ситуации. Только спустя 2 дня информационное агентство ТАСС сообщило о случившейся ядерной катастрофе. Но реальной картины никто даже и не представлял.

В населенных пунктах, попавших в 30-километровую зону отчуждения, была объявлена эвакуация. Деревня Дубровное Брагинского района, где жила семья Тихоненко, находилась в 32-х километрах от эпицентра событий, поэтому некоторые жители первое время оставались в своих домах и никуда не уезжали.

До сих пор со слезами на глазах вспоминает Софья Иосифовна, как пришлось расставаться со своей скотинкой. «Коровы, овечки, поросята… Всех надо было перевезти в безопасную зону, все отдать!» — рассказывает она.

Но страшнее всего, что пришлось разлучиться с сынишкой, который учился еще в школе. Его, подальше от радиации, отец и мать решили отправить в Брест к тетке, а сами на долгие годы остались жить на родной земле.

Людям в то время приходилось привыкать к новой, непривычной для себя жизни. Не надо было по старинке вставать рано утром, чтобы подоить коровку, вывести на пастбище козочек… В хате теперь не звучали голоса детей. Да и деревня постепенно угасала. Перестал существовать совхоз «Острогляды». А муж Софьи Иосифовны Иван Михайлович, долгие годы работавший на этом сельхозпредприятии водителем, теперь возил в Чернобыль песок для ликвидации последствий взрыва.

Чужой дом – не очаг

Между тем даже специалисты не понимали, как действовать в сложившейся ситуации. Местные врачи не знали, как бороться с лучевой болезнью.

«В самом начале нам сказали, чтобы мы каждый день выпивали по ложке водки, – рассказывает Софья Иосифовна. – Это уже потом нам стали привозить какие-то таблетки, чтобы мы их пили. Название лекарства нам не называли, просто говорили, что надо выпить — и все».

Вскоре на опустевших территориях появились самоселы из других республик Советского Союза. Контингент был разный. По словам сына Софьи Иосифовны, Николая, сюда приезжала молодежь, которая получала и жилье, и работу. Появлялись и неблагополучные семьи. «Поначалу на покинутых территориях творился полный бардак, процветало мародерство. Из брошенных людьми домов забирали все, что представляло хоть какую-нибудь ценность. Выносили одежду и продукты. Из колхоза вывозили брошенную технику и сдавали на металлолом. Поживиться здесь было чем», – рассказал он.

Потом, несмотря на запреты, уговоры и запугивания, в родные селения стали возвращаться некоторые коренные жители. Чужой дом не смог заменить им родной очаг. Среди них был и родной брат Ивана Михайловича, который через несколько месяцев вернулся в Дубровное.

«Не все «чернобыльцы», как нас называют, смогли прижиться на новом месте. Некоторых не очень-то и принимали», – рассказывает Софья Иосифовна.

Зовет на родину Радуница

И только через долгие годы, по настоянию младшего сына, родители переехали в деревню Радеж Малоритского района. Вряд ли можно описать, какую боль испытывает человек, навсегда покидая родную землю, на которой прожил более полувека. Но в 1992 году именно так случилось с Софьей Иосифовной и Иваном Михайловичем. Не все так гладко оказалось с переездом. В то время возникали трудности с работой. Обстановка была тяжелая. Сказывались и последствия чернобыльской трагедии. Болезнь щитовидной железы, сахарный диабет, гангрена – с этим пришлось бороться Ивану Михайловичу, который умер три года назад.

Одно счастье – здесь Софья Иоси-фовна живет ближе к своим детям, внукам и правнукам. А на них она богатая: 5 детей подарили ей 12 внуков и 10 правнуков.

И, несмотря на все трудности, невзгоды и лишения, Софья Иосифовна способна переживать и радоваться за детей.

А свое Дубровное она вспоминает с ностальгией. Ведь там она родилась и выросла, встретила любимого человека, с которым прожила 55 лет, которые промчались как одно мгновение. Это были самые светлые годы в ее жизни. Там родились пятеро ее детей и там похоронены близкие ей люди.

Но сегодня в некогда большой и многочисленной деревне лишь изредка можно услышать глухие старческие голоса. Оставшиеся десять человек тихо доживают свою жизнь в этой сельской местности, где давно царят покой и умиротворение. А вот человеку нет здесь места – Дубровное превратилось в братскую могилу дедовских хат.

И только в день поминовения усопших, на Радуницу, на родину приезжают те, кто волею судеб вынужден был ее покинуть. Среди них и семья Тихоненко. Приходят на кладбище, наводят порядок на могилках. Возлагают цветы, склоняются перед памятниками и уже покосившимися крестами. И снова уезжают. Воспоминания вновь и вновь терзают их душу, а на глаза наворачиваются слезы…

Елена СЕЗИНА

Фото автора

 

 

 

 

Похожие новости

Create Account



Log In Your Account



Заказать звонок
+
Жду звонка!