АХ, ЕСЛИ БЫ ЗЕМЛЯ УМЕЛА ГОВОРИТЬ, ОНА БЫ ОТ БОЛИ ЗАСТОНАЛА! | Заря над Бугом
АХ, ЕСЛИ БЫ ЗЕМЛЯ УМЕЛА ГОВОРИТЬ, ОНА БЫ ОТ БОЛИ ЗАСТОНАЛА!

АХ, ЕСЛИ БЫ ЗЕМЛЯ УМЕЛА ГОВОРИТЬ, ОНА БЫ ОТ БОЛИ ЗАСТОНАЛА!

Одно из ужаснейших преступлений на землях Бреста произошло недалеко от поселка Домачево в сентябре 1942 года — на поляне в лесу были жестоко расстреляны 53 воспитанника детдома и их воспитательница Полина Грохольская. Самому юному из детей на момент трагедии было всего 2 года.

В минувшую субботу у памятного знака над братской могилой детей прошел митинг-реквием «Наша боль и память». Почтить память погибших в тот трагичный сентябрьский день собрались представители местной власти, районного Совета Депутатов, молодежного парламента, члены ветеранской и молодежной организаций…

Началась торжественная часть с католической молитвы «Dignare» образцового детского хора «Медунички» при ГУО «Клейниковская ДШИ». Под управлением его руководителя Светланы Козуб на протяжение всего митинга хористы исполняли песни на латыни, французском и белорусском языках, посвященные жертвам войны, детям-сиротам послевоенного времени.

Председатель районного Совета депутатов Владимир Хватик поблагодарил всех, кто по зову сердца приехал к памятнику, чтобы отдать дань памяти расстрелянным фашистами детей.

— Мы скорбим обо всех, кого погубила и покалечила война. Мы гордимся теми, кто спас нашу жизнь и миллионов людей по всему миру. Мы преклоняемся перед подвигом героев Великой Отечественной войны, — подчеркнул Владимир Михайлович. 

О подробностях этой трагедии, а также судьбе воспитанников детдома поделился с присутствующими председатель первичных организаций ветеранов Домачевского сельского Совета и пограничной службы Виктор Артюшевский. 

— Всего в детском доме в 1941 году находилось сто детей-сирот разного возраста (от грудничков до 12-летних) и национальностей. За некоторое время до массового расстрела 16 детдомовцев были взяты родственниками, а 11 розданы местным жителям, 15 еврейских деток были вывезены в гетто. Трех малолетних сыновей офицера-пограничника Рослика – Володю, Женю и Гришу — спасла семья Сидора Романовича Дорошука. Дети заместителя начальника заставы Алла и Анатолий Кожуховы воспитывались в домах жителей д. Приборово Петра Ивановича Глеха и Кондрата Михайловича Грицачука. Одного из сыновей капитана Шевченко, защитника Дубицкой комендатуры, погибшего под Дрогичином на второй день войны, спас врач Новицкий, работавший до войны в детдоме. Выходив Леню Шевченко, находившегося на грани жизни и смерти, он передал его на воспитание семье Богуцких из д. Кобелка.

На Нюрнбергском процессе над главными военными преступлениями фашистской Германии фигурировал акт расстрела детей Домачевского детского дома. Он был составлен местными жителями и другими очевидцами трагедии. Читать документ без содрогания невозможно. В нем сказано, что 23 сентября 1942 года во двор детского дома прибыл огромный грузовик с шестью вооруженными немцами. Старший из них приказал посадить 55 воспитанников и их воспитательницу в машину якобы для отправки в Брест. Двоим из ребятишек, Тосе Шахметовой и Вите Абрамову удалось выбраться из грузовика и убежать. Остальным 53 детям повезло меньше. Их увезли в направлении станции Дубица, в полутора километрах от д. Леплевка. На пограничной огневой точке, расположенной на расстоянии 800 метров от реки Западный Буг, автомашина остановилась, воспитанники были раздеты, о чем свидетельствует наличие белья в машине, вернувшейся в Домачево. Дети и их воспитательница были расстреляны. Имена погибших удалось восстановить благодаря местным жителям и партизанам, однако фамилии 23 из них до сих пор остаются неизвестными. Среди них были дети младшего лейтенанта Михаила Зуйкова, заместителя начальника Липенской заставы, двухлетняя Лида и четырехлетняя Галина.

Некоторые факты из жизни погибшей воспитательницы Полины Грохольской Виктору Артюшевскому также удалось узнать из архивных источников. На Житомирщине (Украина), недалеко от Коростеня, в селе Купище родилась девочка Поля, которую все называли Павлинкой. После окончания семилетки она поступила в Житомирское педучилище. В мае 1939 года девушка вышла замуж за нового директора Купищенской школы Степана Казаченко. Через полгода им пришлось расстаться – мужа призвали в армию и отправили в Ленинградское политучилище. После его окончания Степан получил назначение в Брест. К мужу ехала и Грохольская, но начавшаяся война не позволила им встретиться. После освобождения города над Бугом в июле 1944 года майор Казаченко долго искал свою любимую, но о ее судьбе так ничего и не узнал. Через месяц, в августе 1944 г., он погиб на территории Польши.

…В этот день к подножию памятного знака возлагали цветочные венки. По дорожкам-ручейкам к монументу подходили школьники с белыми шариками в руках, каждый из которых символизировал погибшего ребенка. Под звук метронома зачитывались их списки. В небо выпускались шары. После минуты молчания школьники зажигали свечи.

Более семи десятилетий прошло с момента окончания Великой Отечественной войны, и чтобы вновь не повторились ее ужасы, как верно подметили ведущие митинга-реквиема, мы обязаны помнить о преступлениях и жертвах фашизма, ценить мирное небо и делать все возможное, чтобы наша земля больше никогда не стала ареной для военных действий.

Наталья ТОЛКАЧЕВА

Фото автора

Похожие новости

Create Account



Log In Your Account



Заказать звонок
+
Жду звонка!