БОЛЬ ПАМЯТИ | Заря над Бугом

БОЛЬ ПАМЯТИ

В год 70-летия Великой Победы память перелистывает события той страшной войны. Расстрел детей Домачевского детского дома потряс не только Прибужье, но и всех здравомыслящих людей далеко за его пределами. И хотя об этой трагедии уже много написано, нужно рассказывать дикую правду новым поколениям, чтобы помнили, какой ценой завоёвана сегодняшняя мирная жизнь

Каждому человеку ясно: дети — это дети, они не воюют, они не вооружены, они беззащитны и никакой опасности для германского рейха не представляли. Однако гитлеровцы их зверски уничтожали, грубо нарушая международные конвенции и установленные цивилизованным миром правила ведения войны. Лидер нацистов преследовал свои далеко идущие цели, связанные с установлением господства над всем миром. Дети — это будущее народа, будущее нации, продолжение жизни на планете. Хорошо известны слова Гитлера: «Я просто приму меры к систематической приостановке естественного прироста этого населения».

Каждому фашистскому солдату была вручена памятка со следующей установкой: «У тебя нет сердца и нервов, на войне они не нужны. Уничтожь в себе жалость и сострадание — убивай всякого русского, советского, не останавливайся, если перед тобой старик или женщина, девочка или мальчик, — убивай…»

23 сентября 1942 года в лесу, в полутора километрах от деревни Леплёвка, немецкое зверьё осуществило напутствие своего фюрера. Шестеро немцев расстреляли 53 воспитанника детского дома и 20-летнюю воспитательницу Полину Грохольскую. Кто была эта молодая женщина, на чью долю выпало такое тяжкое испытание: разделить горькую судьбу и без того несчастных детей?

Полина Александровна Грохольская родилась в селе Купище на Житомирщине. После окончания семилетки она поступила в Житомирское педагогическое училище. В мае 1939 года девушка вышла замуж за директора Купищенской школы Степана Козаченко. Через полгода молодожёнам пришлось расстаться: Степана призвали в армию и отправили на учёбу в Ленинградское военно-политическое училище. Окончив его, он получил направление в Брест. 15 июня 1941 года Поля выехала к мужу, но на границе ее застала война.

Пробираясь от села к селу, Полина собирала детишек, чьи родители погибли в первые дни войны. Находиться в Бресте было невозможно, и она решила идти с детьми в Домачевский детский дом, а сама осталась работать там воспитательницей. Именно Полине 23 сентября 1942 года приказано было садиться в машину с детьми. Ей не суждено было иметь своих детей, но она стала матерью 53 сиротам и, как настоящая мать, защищала их до последнего вздоха. Женщины из деревни, которые находились недалеко от места расстрела на огороде, слышали неистовые крики Полины: «Нелюди, не стреляйте детей!».

Что послужило поводом к тому, чтобы около семи часов вечера вооружённые немцы на пятитонной автомашине прибыли во двор Домачевского детского дома? Сегодня невозможно абсолютно точно об этом сказать. В документах говорится, что им нужно было помещение, а, может быть, они были хорошо проинформированы, что в детском доме находилось много детей советских военнослужащих. Дети были вывезены в лес, раздеты, расстреляны и закопаны вместе с воспитательницей в общей яме. Лишь двум ребятишкам — Тосе Шахметовой и Вите Абрамову — удалось убежать.

Домачевский детский дом был открыт в 1925 году польскими властями. В нём воспитывались дети поляков, белорусов, русских, украинцев, евреев. В 1941 году там находилось сто детей разного возраста: от грудных до 12-летних. У большинства из них не было родителей. Дети спали по четыре человека на одной кровати, так как в первые дни войны одно из зданий сгорело, умирали от болезней и истощения. Задолго до сентября 1942 года 15 еврейских детей из детдома в возрасте от 2 до 12 лет были вывезены нацистами в гетто и расстреляны. Известно также, что перед массовым расстрелом 16 детдомовцев были взяты родственниками, 11 — розданы местным жителям, пожелавшим их приютить.

23 сентября 1960 года на развилке дорог Брест—Леплёвка—Домачево появился обелиск со звездой, на котором была высечена надпись: «Из поколения в поколение вашу светлую память будут чтить все советские люди». В 1987 году у поворота на Домачево был открыт монумент скорби «Протест», созданный творческим коллективом: скульптором А. Солятыцким и архитекторами М. Ткачуком и Г.Пешковым. Невозможно без содрогания смотреть на скульптурные фигурки истощённых четырёх ребятишек с поднятыми для мольбы в небо ручонками. А в лесу, на месте расстрела и захоронения детей долгое время высился лишь деревянный крест. Местные жители из года в год приносили туда живые цветы. В мае 2005 года на могиле был поставлен памятный знак, сооружённый по эскизу девятиклассницы Домачевской средней школы Людмилы Шинкарчук. На гранитной плите выбиты имена тридцати погибших детей в возрасте от двух до десяти лет и их воспитательницы Полины Александровны Грохольской. Фамилии 23 детей установить не удалось.

На Нюрнбергском процессе над главными военными преступлениями фашистской Германии фигурировал акт расстрела детей Домачевского детского дома. Этот акт в ноябре 1944 года составили жители тогдашнего районного центра Домачево Елизавета Грачева, Антонина Павлюк, Анастасия Усова и другие очевидцы трагедии. Некоторые из них в качестве свидетелей потом присутствовали на этом процессе.

За время Второй мировой войны погибло 13 миллионов детей. Эта чудовищная цифра болью отзывается в памяти живущих. Мы всегда должны помнить об этом. История жестоким бумерангом возвращается к тем, кто забывает ее уроки.

Артём МИХАЛЬЧУК, учитель истории «ГУО г. п. Домачево»

 

 

Похожие новости

Create Account



Log In Your Account



Заказать звонок
+
Жду звонка!