«…Дали оружие, немного обучили и вперед – защищать Родину!» | Заря над Бугом
«…Дали оружие, немного обучили и вперед – защищать Родину!»

«…Дали оружие, немного обучили и вперед – защищать Родину!»

В преддверии празднования 74-й годовщины освобождения Прибужья от немецко-фашистских захватчиков мы побеседовали с жителем агрогородка Чернавчицы – ветераном Великой Отечественной войны Александром Алексеевичем ЖУКОМ, который рассказал нам о своем жизненном пути и о том, как складывались у него фронтовые будни.

Родился наш герой 6 сентября 1926 года в деревне Кривляны Каменецкого района. По стечению жизненных обстоятельств через двенадцать дней после рождения умерла мама мальчика, а через двенадцать лет не стало и отца. После смерти родителей воспитанием маленького Саши занимались его бабушка и тетя.

«Бабушка Катя и тетя Ульяна заменили мне родителей. Эти две женщины воспитали и подняли меня на ноги. Они дали мне многое, за это я им очень благодарен», – вспоминает наш собеседник.

Четыре класса польской школы и только год в школе советской –  вот и все образование, которое удалось получить ему до войны. А уже в 1944 году молодого человека отправляют первым набором в армию, а там и на фронт.

«Первым местом службы был город Козельск, оттуда нас примерно через семь дней перекинули в Польшу, а потом уже и на линию фронта. Никто с нами не сюсюкался. Война шла. Собрали, помыли, одели, дали оружие, немного обучили и вперед — защищать Родину», – делится фронтовик.

В полку в новобранце Жуке рассмотрели хорошего наводчика противотанкового ружья, после ускоренного обучения присвоили сержантское звание и дали в подчинение нескольких сослуживцев.

Первым серьезным заданием для молодого артиллериста стала задача по уничтожению группы немцев, базировавшейся в одном из домов, недалеко от места их дислокации.

«Лейтенант говорит: «Жук, ты видишь что-нибудь?» Я ответил, что вижу. Последовал приказ наводиться и стрелять. Мы выстрелили. Больше там никого не было», – рассказывает ветеран.

Чуть позже его часть перекинули под Кенигсберг, где пришлось провести почти полгода. Все это время он и его напарники, считай, не снимали со своих плечей оружие.

«Приходилось много передвигаться с места на место, а весь груз орудия — на плечах. А представьте, как зимой или осенью, когда идешь, а холод жуткий или ноги в грязи вязнут. Много претерпели, но, несмотря на трудности, мы выстояли», – говорит Александр Алексеевич.

В начале апреля части Красной армии начали все плотнее и плотнее подступать к Кенигсбергу, а уже 6 апреля был дан приказ по освобождению города. Отправился на штурм города и наш герой.

«Три дня мы брали Кенигсберг. Представьте, нас четверо, на шлейках оружие весом сто килограммов, а вокруг стрельба, взрывы, падают и умирают солдаты, а ты выполняешь приказ и не можешь никуда деться», — вспоминает наш герой.

После завершения Кенигсбергской операции были созданы благоприятные условия для разгрома оставшейся группировки немецко-фашистских войск в Восточной Пруссии на Земландском полуострове, где противник организовал сильную оборону, в систему которой входила крепость Пиллау. Туда и был переброшен сержант Жук со своим вооружением.

«Не доходя до порта, слева, стояли немцы, а с правой стороны шли в наступление наши танки. Нам поступила команда развернуться. Как только мы это сделали, по нам противник нанес удар. Оружие было разбито. Подносчик снарядов и заряжающий лежали мертвыми, я получил осколочное ранение в ногу», — вспоминает собеседник.

Отправляться в санроту артиллерист не захотел, понимал, что после выздоровления уже не вернется к своим, ставшим для него родными, ребятам.

После разгрома основных сил группы «Земланд» противник продолжал удерживать в своих руках лишь косу Фрише-Нерунг, бои по освобождению которой продолжались до 8 мая, а 9 мая более 22000 солдат и офицеров сложили оружие.

«Осознание того, что война закончилась и мы победили, не сразу пришло ко мне. Потом началась эйфория и был такой духовной подъем, что не передать словами», — не скрывая волнения, говорит Александр Алексеевич.

Но праздновать долго не пришлось, боевые действия продолжались. Мог артиллерист-наводчик оказаться в Японии, но приказ сверху оставил служить в 30 километрах от Кенигсберга — в городе Тапинау, нынешний Гвардейский.

На вопрос, страшно ли было воевать, ветеран с улыбкой ответил: «Страшно, всем было страшно, но понимали: если не мы, то кто?».

За участие в Великой Оте-чественной войне сержант Александр Жук был награжден многочисленными орденами и медалями. Среди них: орден Отечественной войны II степени, медали «За отвагу», «За боевые заслуги», «За взятие Кенигсберга» и «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.».

Сполна отдав ратный долг Родине, в послевоенное время Александр Алексеевич решил, что пора уже возвращаться домой, подумать о себе и жениться.

«Дома я устроился трактористом, постепенно начал обживаться и стал искать себе спутницу жизни, и нашел», – не скрывая гордости, делится ветеран.

С Ниной Парфентьевной душа в душу прожили они 62 года. Сначала их дом находился в деревне Кривляны, а чуть позже семья переехала в Прибужье, в деревню Чернавчицы. У Александра Алексеевича три дочери, есть внуки и правнуки. Глядя на их фото, ветеран понимает, что это и есть то будущее, ради которого добывалась Великая Победа.  

«У каждого была своя война, свой путь на ней и подвиги. Я запомнил ее такой. Очень хочется, чтобы память о подвиге нашего народа жила и дальше у молодых поколений нашей страны», — резюмирует ветеран.

Павел БОГУШ

Фото автора

Похожие новости

Create Account



Log In Your Account



Заказать звонок
+
Жду звонка!