Давно закончилась война, а воспоминания тревожат и бередят их душу | Заря над Бугом

Давно закончилась война, а воспоминания тревожат и бередят их душу

Все дальше от нас уходят события Великой Отечественной войны. Наверное, нет ни одной белорусской семьи, которую бы не затронула эта трагедия. Эпоха самой страшной войны выпала на долю наших дедов и прадедов, оставив в их памяти неизгладимый след на всю оставшуюся жизнь. Житель поселка Мухавец Сергей Романович Василюк – один из них. Сколько лет уже прошло, а воспоминания тревожат и бередят душу.

Когда началась война, ему было 14 лет. Их большая семья – отец, мать, два брата, сноха и сестра — жила в Каменице-Жировецкой. Там Сергей Романович родился, вырос, встретил и пережил Великую Оте-чественную.

Он и рассказал нам про свою войну.

22 июня, ровно в 4 часа…

О том, что война с Германией будет, слухи ходили среди народа. Об этом говорили постоянно. Предупреждали нас о предстоящей войне и перебежчики из Польши. Кроме того, каждый день немецкий самолет делал облет приграничной территории, изучал дислокацию советских войск. Но то, что война начнется в воскресенье, мы не знали.

Накануне, в субботу, я отправился в Брест за хлебом, купил три или четыре буханки и вернулся спокойно домой. Все тихо и мирно было кругом.

Ранним утром мы услышали стрельбу, но не сразу поняли, что это война. Ведь к стрельбе мы привыкшие — на полигоне, который до сих пор располагается недалеко от нас, военные учения проходили часто.

И только когда немцы открыли артиллерийский огонь, снаряды стали залетать в деревню, сообразили, что пришла беда. Мир перевернулся в один миг. Картина была жуткая. Летели снаряды, много в деревне хат от них в тот день погорело. Вскоре мы увидели раненых, которые бежали из военного городка, некоторые даже в нательном белье. В общем, в чем кого застала война, в том и уходили.

Для советских военных ситуация осложнялась тем, что еще до начала боевых действий немецкими диверсантами были обрезаны все телефонные, телеграфные линии. Так что наши солдаты остались и без подкрепления, и без связи.

Отец мой, Роман, узнав, что началась война, как и многие другие наши сельчане, запряг лошадь и выехал из деревни с моей матерью и сестрой. А где были в тот момент братья старшие — Петр, Михаил — и жена Петра Дина, не помню. Не могу объяснить до сих пор, почему тоже не поехал с родителями. Я почему-то в соседнюю деревню пошел. А в это самое время летали немецкие истребители очень низко. Вся земля дрожала от бомбежек. Когда строчил пулемет из самолета, то люди даже руками ямы пытались вырыть. Вкапывались в землю. Мне было очень страшно, но деваться было некуда…

Когда все пронеслось, наступила тишина. Был полдень, стояла жара. Я пошел домой. После бомбежки вся земля была выжжена, кругом валялись осколки от снарядов, некуда было ступить. А людей вокруг даже не было видно.

Я начал искать родителей и к вечеру нашел их в Семисоснах. Через два дня в деревню пришли первые немцы и установили свой порядок…

Сергею Романовичу пришлось не раз быть свидетелем расстрелов мирных жителей. Он видел, как немцы уничтожали евреев, как забирали «восточников» (так называли людей, приехавших из Советского Союза в Западную Белоруссию после ее воссоединения с БССР) и расстреливали их в урочище Плянта, как сжигали деревни.

 

«Восточники»

В 1942 году страшной трагедии удалось избежать жене моего старшего брата Петра — Дине Василюк (Овсянниковой). Она как раз и была той самой «восточницей».

Как-то утром немцы ворвались к нам в дом, спросили, где невестка. Пока брат разговаривал с «непрошеными гостями», отец спрятал ее в мешок из-под картошки, вскинул на плечи и вынес в сарай. Страшно было очень, конечно, люди рисковали.

Через некоторое время Дина Ивановна ушла в партизаны в отряд имени Фрунзе. После гибели Петра, он был партизаном в отряде Чернака, она вышла второй раз замуж, жила в Бресте, но навсегда сохранила с нами хорошие отношения.

 

Уничтожение евреев

В нашей деревне дважды расстреливали евреев. Первый раз уничтожали только мужчин. Дело было так. На Романовские хутора (ныне п.Мухавец) согнали много людей. Жили и работали они там в доме ямщика. Тогда это было строение с прилегающими подсобными помещениями. На этой территории, обнесенной кирпичной стеной, находились конюшни, большое хозяйство было. Там и работали евреи.

Однажды мужчины оттуда убежали в лес (их было 21 человек), где встретили пастуха. Припугнули его, чтобы молчал. Но тот со страху рассказал знакомым о беглецах. Весть эта дошла до эсэсовцев, отряд которых стоял в Каменной. Они-то и поймали их, привезли в нашу деревню. Как над ними издевались! Одному из мужчин немецкий солдат надел на голову чугунок, а так как он был мал, то чугунок этот вбили в голову прикладом винтовки. До сих пор стоит у меня перед глазами эта картина… Потом их всех расстреляли на краю деревни. А нас согнали, чтобы мы смотрели на этот ужас. Когда все закончилось, немец снял белые перчатки, закурил и, довольный, ушел. Ну а местные потом закапывали эту яму.

Второй раз жертвами изуверов стали не только мужчины, но и женщины, и дети. Схватили их фашисты в поле, где они искали картошку, чтобы поесть. Была осень, погода холодная, дождливая. Кругом — грязь и слякоть. Немцы несколько дней водили этих людей по деревне, заставляли в лужи ложиться. А возле перекрестка немец приказал арестованным лечь в большую лужу, а сам решил на лошади по ним проехать. Но так и не смог заставить животное сдвинуться с места, не пошла она на людей. Через несколько дней на том же месте, где убивали и в первый раз, расстреляли этих несчастных. Правда, уничтожали по другому сценарию. Подводили евреев к яме, ставили на колени, беседовали с ними минут 5-10, а после стреляли.

 

Весна 45-го года

В мае 1945-го я был студентом педучилища, которое располагалось в Бресте на улице Карла Маркса, 80. Жили мы тогда на Бронзовой (остановка «Рабочая»). О Победе я с друзьями узнал, когда шли на занятия. Радости, конечно, было много. Люди друг другу передавали эту новость. Еще не верилось, что мир настал, что мы победили. Бойцы наши стали на радостях палить из ружей в воздух. Несколько дней непрерывная стрельба продолжалась! Вот так я встретил долгожданную Победу.

Какой же горькой ценой она далась нашим соотечественникам!

P.S. Сергей Романович историю своей войны рассказывал долго и интересно. Впору книгу писать об этом. О брате его Петре, о том, как удалось избежать ему, мальчишке, отправки в Германию, о зверствах фашистов… Эти рассказы еще не раз прозвучат на страницах нашего еженедельника.

Елена СЕЗИНА

Фото автора

 

 

Похожие новости

Create Account



Log In Your Account



Заказать звонок
+
Жду звонка!