«…ДЕВЯТИ ДЕСЯТЫМ ИЗ ПИШУЩИХ МУЖЧИН СЛЕДОВАЛО БЫ У НЕЕ ПОУЧИТЬСЯ» | Заря над Бугом
«…ДЕВЯТИ ДЕСЯТЫМ ИЗ ПИШУЩИХ МУЖЧИН  СЛЕДОВАЛО БЫ У НЕЕ ПОУЧИТЬСЯ»

«…ДЕВЯТИ ДЕСЯТЫМ ИЗ ПИШУЩИХ МУЖЧИН СЛЕДОВАЛО БЫ У НЕЕ ПОУЧИТЬСЯ»

История Брестчины, словно ткань, сплетена из человеческих судеб. В ее недрах порой обнаруживаются и неожиданные персонажи. Одна такая, довольно непредсказуемая встреча ожидает нас при знакомстве с историей прибужской деревни Ковердяки.

Если бы мы, совершив ретроспективное путешествие, оказались в начале XX века в Ковердяках, располагавшихся на территории Мотыкальской волости, то непременно обнаружили бы там одноименное помещичье имение. В то время оно принадлежало вдове статского советника Виктора Александровича фон Гойера (1841 — 1896 гг.) – Марии Дмитриевне фон Гойер. Последним его владельцем был ее сын – Владимир Викторович фон Гойер. «И что же тут неожиданного и необычного?» – может подумать читатель. А дело в том, что представитель обрусевшего немецкого рода фон Гойеров Виктор Александрович фон Гойер приходился родным дядей одной из самых популярных дореволюционных писательниц России – Надежды Тэффи, а его сын Владимир, соответственно, – двоюродным братом. К тому же и сам владелец имения был личностью незаурядной, и также пробовал себя на литературном поприще.

В дореволюционной России известность сочинительницы стихов, пьес, сатирических фельетонов, рассказов и других произведений Надежды Тэффи (1872 — 1952 гг.) была такова, что предприимчивые коммерсанты литературным именем писательницы Тэффи называли духи и конфеты. Ее считали «королевой русского юмора».  Причем почитателями таланта женщины-писателя были не только женщины, но и мужчины, что случается не часто. Среди них даже значился и сам император Николай II. Ее творчеством восхищался не один профессиональный писатель-мужчина. Вот как, к примеру, оценивал ее писательский потенциал Александр Куприн: «Нередко, когда Тэффи хотят похвалить, говорят, что она пишет, как мужчина. По-моему, девяти десятым из пишущих мужчин следовало бы у нее поучиться…».

Настоящее имя Тэффи – Надежда Александровна Лохвицкая. Родилась в Петербурге в дворянской семье. Ее отец, Александр Владимирович Лохвицкий, был известным адвокатом, прославившимся на весь Петербург своим остроумием, и автором ряда трудов по юриспруденции. Мать, Варвара Александровна, – дочь штабс-ротмистра Александра Николаевича и Надежды Фелициановны фон Гойеров. Виктор Александрович фон Гойер, жена и сын которого владели имением Ковердяки, был родным братом матери Тэффи. Все семеро детей Александра Николаевича и Надежды Фелициановны фон Гойеров родились в имении Самуйловка Рогачевского повета Могилевской губернии (сегодня это – Буда-Кошелевский район Гомельской области). С 1850 г. семья проживала в Одессе, где Александр Николаевич фон Гойер служил чиновником особых поручений Новороссийского генерал-губернатора.

Сыновья фон Гойеров, в том числе и Виктор, учились в одном из самых престижных учебных учреждений Российской империи того времени – Ришельевском лицее, воспитанником которого в свое время был и сам Александр Николаевич фон Гойер. Этот лицей был вторым по времени создания после Царскосельского лицея высшим учебным заведением, названным в честь одесского градоначальника и губернатора Новороссии А.Э. де Ришелье (инициативе которого обязан своим существованием). Дочери фон Гойеров, Варвара и Софья, получили прекрасное домашнее образование: родители приглашали к ним лучших преподавателей лицея. Они были начитанными, хорошо знавшими русскую и зарубежную литературу. И после сдачи экзаменов им вручили свидетельства на звание домашних учительниц. В семье Александра Владимировича и Варвары Александровны Лохвицких царила атмосфера общей увлеченности литературой и литературным творчеством. Все дети Лохвицких с самых юных лет занимались литературным творчеством. Но наиболее прославили себя этим двое – старшая дочь поэтесса Мария Александровна (в замужестве Жибер), подписывавшаяся псевдонимом Мирра Лохвицкая (1869 — 1905 гг.), и Надежда Александровна, получившая известность под литературным псевдонимом Тэффи.

Надежда Лохвицкая довольно рано вышла замуж за дворянина Владислава Петровича Бучинского. Но брак оказался неудачным. Оставив юридическую практику, Владислав Бучинский увез семью в провинцию, в родовое имение под Могилевом. Лет через десять, имея уже троих детей, Надежда Бучинская разошлась с мужем и отправилась в Петербург. Там и начался ее стремительный литературный взлет. О происхождении своего литературного имени сама писательница рассказала следующее: «Я только что напечатала два-три стихотворения, подписанные моим настоящим именем, и написала одноактную пьеску, а как надо поступить, чтобы эта пьеска попала на сцену, я совершенно не знала. Все кругом говорили, что это абсолютно невозможно, что нужно иметь связи в театральном мире и нужно иметь крупное литературное имя, иначе пьеску не только не поставят, но никогда и не прочтут. Ну кому из директоров театра охота читать всякую дребедень… А тем более дамскую стряпню! Вот тут я и призадумалась. Прятаться за мужской псевдоним не хотелось. Малодушно и трусливо… Нужно такое имя, которое принесло бы счастье. Лучше всего имя какого-нибудь дурака – дураки всегда счастливы». И такого счастливца она знала – некий Степан, которого домашние называли  Стэффи. «…Отбросив из деликатности первую букву, я решила подписать пьеску свою «Тэффи». С той поры и навсегда она стала Тэффи.

После революции писательница покинула Россию. О том, почему было принято такое решение, рассказала в одном из своих эссе: «Увиденная утром струйка крови у ворот комиссариата… перерезывает дорогу жизни навсегда. Перешагнуть через нее нельзя. Идти дальше нельзя. Можно только повернуться и бежать». И бежала она в Париж (где прожила до конца жизни). Там ее литературная судьба сложилась удачно. Она была желанным автором всех эмигрантских изданий, почти ежегодно выходили сборники ее новых рассказов. А вот на родине ее книги по понятным причинам долгое время не издавались. Сквозной темой творчества всегда была любовь. О чем бы она ни писала, в сущности, она писала о любви. Но особенно проникновенно тоска по любви описана в ее «Авантюрном романе» и повести «Предел». Органически сливая комичное и трагичное, она делала остроумные наблюдения над окружающей жизнью. Писала о русских, для русских и о России, которую считала своей родиной. Конечно, она позиционируется как русская писательница. Но творения, содержащие в себе наднациональные идеи,  все же не только национальное, но и общечеловеческое достояние.

Брат Тэффи, Виктор Александрович фон Гойер, после окончания Ришельевского лицея находился на государственной службе в Виленской губернии, был мировым посредником в Ошмянском уезде. Его карьера пошла в гору. В 1870 — 1873 гг. работал заведующим канцелярией минского губернатора, с 1873 до 1880 гг. – был предводителем дворянства Игуменского уезда. Имел землевладения в Минской губернии, владел имением Кочеричи Бобруйского уезда, которое получил по наследству от матери Надежды Фелициановны фон Гойер, урожденной Ланевской-Волк.

 Вместе с супругой Марией Дмитриевной и сыновьями Владимиром и Львом проживал в губернском Минске, где имел собственный дом. Позже семья переехала в Петербург. Сыновья Виктора Александровича, Владимир Викторович и Лев Викторович фон Гойеры, учились в Петербургском университете, по окончании которого также связали свою жизнь с государственной службой. И что интересно, оба также, как и их знаменитые двоюродные сестры, пытались сочинительствовать и даже оставили после себя литературные творения.

Младший из братьев, Лев Викторович фон Гойер, состоял на службе в Министерстве финансов. В 1911 г. был назначен чиновником особых поручений Министерства финансов и представителем Русско-Азиатского банка в Китае. Работал директором Шанхайского отделения, являлся членом правления Русско-Азиатского банка. В 1919 году входил в состав Омского правительства во главе с верховным правителем России А.В. Колчаком: вначале как член Государственного экономического совещания, а затем как министр финансов. Находясь с 1920 г. в эмиграции, написал и издал книги масонской тематики (был масоном) «Жестокосердный каменщик» (1928), «Запретный хлеб» (1930), «Семилепестковый лотос» (1936).

Его старший брат Владимир Викторович фон Гойер также сделал неплохую карьеру в ведомстве Министерства внутренних дел. Первые годы работал в Лифляндской губернской управе чиновником особых поручений при  губернаторе, но затем перебрался в Минскую губернию. С 1905 г. земский начальник 7-го участка Мозырского уезда. После того член Бобруйской уездной управы, коллежский асессор Владимир фон Гойер ведал вопросами земского хозяйства, был земским гласным Бобруйского уездного земского собрания. В 1909 г. в Бобруйске отдельной книгой была издана его пьеса «Оккультисты».

Имение Ковердяки в Брестском уезде Гродненской губернии Владимир фон Гойер получил в наследство от матери. Из документов, хранящихся в Государственном архиве Брестской области, стало известно, что он являлся единоличным собственником этого имения. Вполне вероятно, что брат Лев фон Гойер, получив денежное вознаграждение от брата, передал ему права собственности на свою долю наследства. Владелец имения не занимался собственнолично хозяйством и, по всей видимости, бывал в своем имени Ковердяки только наездами, а в последний раз побывал здесь незадолго до начала Первой мировой войны – в 1913 году. Имением в отсутствие владельца с 1912 года занимался управляющий – поляк-католик Эдвард Грушецкий, сын Вой-цеха, который арендовал в имении 40 га земли и постоянно проживал здесь со своей семьей: женой, сыновьями Чеславом, Марьяном, Романом и дочерью Барбарой. С 1901 до 1915 года администратором в имении служил поляк-католик Владислав Контовт, сын Константина, который имел агрономическое образование. Последний, проживая в Тюхиничах, имел в собственности 2 десятины и еще 4 га земли арендовал в имении Ковердяки. К слову, названные лица были не единственными арендаторами земель имения Ковердяки, общая площадь которого составляла 322 га (в т.ч. пашенной – 175 га, лугов – 89 га, неужитков и охранного леса – 46 га, под садом с 985 фруктовыми деревьями – 12 га). Они сдавались в аренду и другим мелким арендаторам. Поскольку до 1921 года ни владельцем, ни каким-либо другим лицом, уполномоченным владельцем, не было заявлено о правах, то, в соответствии с польским законодательством, в 1921 г. считавшееся покинутым имение Ковердяки было передано в государственную собственность. На его территории в тот момент было более 10 различных построек, правда, значительно поврежденных во время войны. В скором времени это имение было распарцеллировано: часть земли роздана военным осадникам, а другая часть приобретена малоземельными крестьянами деревень Ставище, Ковердяки и Тюхиничи. Большая часть бывших господских построек разобрали осадники на стройматериалы, из которых они делали себе дома.

Говорят, не место красит человека, а человек – место. Семейство Гойеров, овеяв своей литературной славой наши края, сделало их историю, бесспорно, интересней и богаче.

Наталья ДЯДИЧКИНА

 

Похожие новости

Create Account



Log In Your Account



Заказать звонок
+
Жду звонка!