«До сих пор снится мне война…» | Заря над Бугом
«До сих пор снится мне война…»

«До сих пор снится мне война…»

Вспоминать ужасы войны, потерянных близких, друзей, всегда тяжело. Поэтому свидетели тех страшных событий часто не любят говорить об этом. Так и Иван Васильевич Степанюк, житель г. п. Домачево, долго шел к беседе о своей нелегкой судьбе, в которой черными буквами выжжено слово «ВОЙНА».

Несмотря на выпавшую тяжелую долю, этот, уже довольно пожилой мужчина, сохранил умение радоваться мгновению, душевность и эмоциональность, какую-то особенную житейскую доброту, которая, нет-нет, да и проскользнет в тихой грусти глаз, мягких движениях рук, неспешном разговоре.  

— Родился я в Черске, — вспоминает Иван Васильевич. – Здесь почти каждая семья имела участок земли, на котором сеяли, пахали, сажали. У кого большой надел был, у того и на хлеб с маслом хватало. Случалось, ездили на заработки в Варшаву, Краков. «За польским часом» в деревне жили около сорока парней и пятнадцать дивчин. Своя школа имелась, тоже польская. По выходным там танцы проводились. До войны многих раскулачили. Так, брата моего тестя забрали – он держал много скота. А в 1940 году дядьку по матери тоже увезли – он лесником трудился. Вслед — и его семью. Спустя годы, после реабилитации, дядька вернулся в Польшу, где к тому времени уже осели его дети. Многие тогда пострадали. Но друг на друга не доносили. Крепкие связи между жителями были — все держались сообща. Верили соседям, если договорился о чем-то — то на словах, никаких бумаг не оформляли. Руку подал – и все, значит, закон. Так воспитывались: уважали старших, не злословили. 

В Домачево же жили по большей части евреи. В поле мало кто из них пахал. В основном занимались ремесленными работами. Многие из них держали магазины. По воскресеньям посещали местную синагогу. Неплохие люди были, так чтобы специально вред сделать, то — никогда. Наоборот, старались помогать. Часто любили повторять: «Как беда, то до жида. Як по беде, той по жиде». Когда началась война, они недолго ходили на свободе. Немцы загородили колючей проволокой территорию от продовольственного магазина и до Черской улицы, в сторону Леплевки и Кобелки. Туда согнали всех евреев. Пускали «за проволоку», только если кто из них работал. Когда наш дом разбомбили, то некоторым из «режимных» — столярам да плотникам — разрешили помогать нам строить жилье. Помню еще несколько красивых девушек. Немцы пользовались ими. Я работал в кузне, что была возле старой пекарни в Домачево. Во время своей смены слышал, как они кричат там… Потом они беременные ходили, позже их расстреляли.

Однажды партизаны подожгли здание, где размещались полицаи. Двум из них удалось бежать. Спустя время их все же нашли за границей — вычислили по письмам к родным. Мне пришлось два раза в Англию на суд съездить как свидетелю, один раз — в Гданьск. Там тоже полицая арестовали, который начальствовал в военные годы в Домачево. Когда его судили, я задал вопрос переводчику: «Почему у него ничего не спрашивают про его дела?». И тот ответил: «А его и не надо спрашивать, у нас для них одно наказание – либо оправдать, либо расстрелять».   

В августе 1944 года, после освобождения района от немецко-фашистских захватчиков, меня, как и других моих земляков, призвали в армию. Мы шли пешком до самой Березы. За несколько дней пройдя курс молодого бойца, нас отправили прямо на фронт под Варшаву. Здесь я получил боевое крещение, приняв участие в танковом сражении в предполье города. Был ранен. Самолетом меня отправили в Седльце, а оттуда в Брест. Пару недель, пока нога заживала, лежал в медчасти военного городка. После того, как подлечили, направили снова на фронт. Принимал участие в освобождении Берлина. Много там наших солдат полегло. От увиденного до сих пор просыпаюсь по ночам.

Потом нас привезли в Россию в Ивановскую область. Там, в городе Шуя, процветал бандитизм. Суровая была жизнь послевоенная, голодная очень. Не раз после караула нам приходилось вести под рученьки обессиленных своих сослуживцев.

В родную деревню Иван Васильевич вернулся только спустя несколько лет после окончания войны. Женился, у него родился сын. А через некоторое время семья переехала жить в Домачево. Он закончил курсы при Министерстве жилищно-коммунального хозяйства, трудился мастером по строительству, подсобным рабочим при Домачевском межшкольном учебно-производственном комбинате, завхозом в Домачевской больнице. Труд всегда уважал. И сегодня, накануне своего 95-летия, он не может сидеть без дела: ухаживает за садом и огородом, имеет пасеку. А наполняют его будни радостью и смыслом визиты родных и близких — сына, внуков и правнуков.

По материалам библиотекаря Домачевской горпоселковой библиотеки Натальи ТОПАЛОВОЙ, студентки исторического факультета БРГУ им. А.С. Пушкина

Людмилы ШИШКО

comments powered by HyperComments
Похожие новости

Create Account



Log In Your Account



Заказать звонок
+
Жду звонка!