Долгий путь от Бреста до Бреста | Заря над Бугом

Долгий путь от Бреста до Бреста

Правда о войне от артиллериста, встретившего ее начало в восьмистах метрах от границы

 Автор этой книги, которая называется «От Бреста до Бреста», вышедшей в прошлом году в Израиле на русском языке, – Борис Овецкий. Для него Великая Отечественная началась задолго до 22 июня 1941 года, а закончилась значительно позже 9 мая 1945-го. Хотя, по сути, для фронтовика она продолжается до сих пор…Ведь для людей, переживших войну, прошлое – всегда настоящее. «Война. После госпиталя так хотелось забыть ее, — пишет ветеран. – Но она жила во мне. Ехал в поезде, стоял у окна и замечал места, где можно сделать наблюдательный пункт, какие ориентиры пристрелять лучше…»

Борис Овецкий был призван в Красную Армию в ноябре 1940 года, восемнадцатилетним юношей, вчерашним десятиклассником. Он попал в 235-й гаубичный полк 75-й стрелковой дивизии, входившей в состав 4-й армии Белорусского особого военного округа (впоследствии Западного фронта). 5 мая 1941 года вся дивизия была поднята по боевой тревоге, в связи с получением приказа о походе на запад, к государственной границе. Так началась война для 75-й стрелковой дивизии… На военных дорогах, в солдатских буднях на долю Бориса Овецкого выпало почти все, что приходится испытывать на войне. «Почти», потому что двух вещей – плена и концлагерей – в его судьбе, слава Богу, не случилось. Самые дорогие награды для ветерана – два ордена Отечественной войны, ордена Красной Звезды и Красного Знамени, а еще – нога, спасенная от ампутации самоотверженными врачами.

Очень долго фронтовик никому не рассказывал о войне, уж очень болезненно она жила в нем. А потом с ним произошел случай, который, скорее всего, и послужил толчком к тому, что «нельзя молчать». «Так получилось, что 23 мая 1973 года вечером я был вынужден сдать билет на самолет, которым собирался лететь в отпуск, — рассказывает Борис Овецкий. — А утром выяснилось, что самолет разбился, и все летевшие погибли. Это очень сильно подействовало на меня. Я понял, что вот так же нелепо и неожиданно жизнь может оборваться, и я не успею никому и ничего рассказать о моей войне, о тех мыслях и чувствах, которые с нею связаны». С этого времени он стал активным участником ветеранского движения и начал собирать материал для книги, чтобы поделиться  пережитым.

Книг о Великой Отечественной войне издано великое множество. Одни авторы старались воссоздать цепь событий, с точностью до малейшего шага обозначить перемещения, сражения, победы и поражения. Другие – отражали политический и исторический смысл войны… А Борис Овецкий решил просто рассказать своим внукам и правнукам, как это было.

«Учитывая, что живут они очень далеко во времени и в пространстве от тех мест, где я то умирал, то воскресал, то плакал, то смеялся (было, было на войне смешное!), я опускаю военно-политические аспекты, — сообщает автор и тут же уточняет. – Вернее, рассматриваю их так, как они представлялись мне в то время. А иногда оцениваю их уже с нынешней моей точки зрения, когда я знаю и понимаю гораздо больше того, что мог знать выпускник десятилетки, меньше года назад призванный в армию. То, что было вполне очевидно для меня, моего поколения, моих соотечественников, переживших войну на фронте или в тылу, сейчас может быть совершенно непонятно для моих и их внуков и правнуков. Я хотел жить нормальной жизнью, не видеть во сне страшных картин боев, гибели друзей, не переживать вновь как наяву мучительные минуты беззащитности и отчаяния. И только когда выросло поколение, уже совершенно войну не знавшее, когда начали раздаваться голоса, опошлявшие и даже отвергавшие все, что случилось с нами, я понял, что нужно вспоминать. Вспоминать и рассказывать им, молодым, о том, что мы пережили, как и ради чего».

Эта книга писалась долго – восемь лет. И не только потому, что тяжко вспоминать и вновь переживать войну. Но и потому, что Борис Овецкий стремился найти и привести в своей книге воспоминания других оставшихся в живых участников событий. А ведь их осталось так мало… В особенности для него дороги воспоминания о первых часах, днях и месяцах войны, о которых сейчас так много споров – было-не было? Просто и безыскусно автор рассказывает о разных событиях, о тяжком ратном труде, о суровых буднях и нечастых радостях… Почему у книги такое название – «От Бреста до Бреста»? В голове юноши, призванного в армию в ноябре 1940-го, которого война застала на границе, постоянно вертелся вопрос: отчего отступаем, кто дал на это право? И другая мысль: а вернемся ли? Судьба сложилась так, что он вернулся… Его дивизия приступила к выполнению операции «Багратион» и первой начала освобождать Белоруссию, поэтому Овецкий вновь дошел до ее западной границы.

В книге много воспоминаний автора и его боевых товарищей, где называются населенные пункты Брестского района. «В селе Черск, в шести километрах от границы, мы участвовали в сооружении лагерного городка, — пишет Борис Овецкий. – Лагерь был построен по всем правилам. Большие палатки, четыре на четыре метра, линейки, дорожки усыпаны гравием. Лес – мелкий, редкий, недалеко было само село Черск. О какой-либо маскировке мы не беспокоились. Переночевав в нем одну ночь, две батареи – вторая и третья, то есть моя, – сделали последний бросок к границе и расположились на окраине небольшого пограничного местечка Домачево, в районе 17-й пограничной заставы».

Вот еще несколько выдержек из книги: «Мы открыли по мотоциклистам беспорядочную стрельбу из карабинов, тут я впервые осознал, что стреляю в человека. Мотоциклисты повернули назад. Это была первая отраженная нами в этой войне атака. Но я до сих пор вижу расширенные от ужаса глаза жителей Домачева, испытываю угрызения совести за то, что мы их невольно обманули, предали. Ведь они все попали в западню».

«За пять-десять минут до начала артобстрела немецкие войска захватили переправы через Буг напротив расположения нашей армии. Таких переправ было на границе от Бреста до Домачева шесть – два железнодорожных  моста и четыре автомобильно-гужевых, из которых официально действующим был мост у Томашевки. В Бресте железнодорожный мост был захвачен десантом, высаженным из бронепоезда».

Сейчас автору книги уже за девяносто, с января 1990 года он живет в Израиле. Борис Овецкий причисляет себя к тому поколению, от которого осталось на конец войны всего два-три процента. А он прошел ее, что называется от звонка до звонка. Он пишет о тех, кто был рядом, чье дыхание и плечо ощущал. Многих из них нет в живых, но, по задумке автора, это произведение станет его мемориалом для них.

В Брест он переслал четыре экземпляра своей книги. Один из них – в экспозицию музея мемориального комплекса «Брестская крепость-герой». Получили ее родственники Вениамина Куделина, его однополчанина. В свою бытность директором мемориального комплекса и председателем совета ветеранов 75-й дивизии Вениамин Григорьевич оказал Борису Овецкому большую помощь в сборе материала. Третья – Василию Маркову, бывшему директору СШ № 1 г. Малориты, создавшему там совет «Поиск» и народный музей. Четвертая – украсила коллекцию книг о войне Аркадия Бляхера, фронтовика, бывшего сотрудника газеты «Заря над Бугом», который занимается историей 75-й стрелковой дивизии.

 Алла КОВАЛЕВА

Похожие новости

Create Account



Log In Your Account



Заказать звонок
+
Жду звонка!