ДУЭТ ПОД УПРАВЛЕНИЕМ ЛЮБВИ | Заря над Бугом

ДУЭТ ПОД УПРАВЛЕНИЕМ ЛЮБВИ

Шестьдесят пять лет шагают по жизни вместе Владимир Яковлевич и Тамара Александровна Василюки. Эта почтенная интеллигентная пара из Домачево пользуется заслуженным уважением местных жителей. Не одно поколение домачевцев училось у них светлому, доброму, вечному. Оба супруга – отличники народного образования,  а Владимир Яковлевич — Заслуженный учитель БССР. У них и сегодня многому можно поучиться,  к примеру, как сберечь чувства друг к другу на протяжении долгих лет, не потерять в свои восемьдесят с хвостиком интерес к жизни, сохранив при этом отменное чувство юмора. Такие отношения в наше время – большая редкость

А познакомились супруги, когда учились в Брестском педучилище, он — на третьем, она – на втором курсе. Это было тяжелое послевоенное время: не было ни учебников, ни тетрадок, приходилось писать на клочках бумаги. Но эти трудности казались такими мелочными по сравнению с тем, что уже пришлось преодолеть.

Владимир Яковлевич родился в деревне Каменица-Жировецкая. Там до сих пор стоит дом, когда-то принадлежавший Василюкам.  Его отец был простым крестьянином, но при этом слыл незаурядной личностью.  Имея четыре класса образования и от природы обладая хорошей памятью,  до всего мог дойти своим умом, умел быть и интересным собеседником. Владимир Яковлевич вспоминает, что у них на квартире жила директор школы, историк по образованию, отец любил с ней дискутировать на разные темы. А мать хотя и неграмотная, но по-своему была мудрой женщиной. Она умела шить, кроить,  переделывать одежду,  обшивала детей, которых в семье было пятеро.

До войны отец сдавал дом в аренду польской полиции, полдома занимал комендант. А семья жила в небольшой комнатке с глиняным полом в сарае. Именно тогда Володя узнал о коммунистах, видел, как привозили их на допрос. «В основном это были подпольщики из Радваничской зоны, — рассказывает Владимир Яковлевич. — Запомнился мне такой случай: как-то привезли одного мужчину на допрос, он так и не сказал того, чего от него добивались. Тогда полицаи привязали его за ноги к машине и так тащили,  пока тот не скончался, а позже сказали, что он был убит при попытке к бегству». Все это происходило у Володи на глазах, но это не пугало его, а, наоборот, формировало характер. По детской наивности он думал, что когда ему исполнится четырнадцать, он тоже станет коммунистом и будет мстить за этих людей.

Как-то комендант приказал отцу сделать будку для его огромной овчарки по кличке Рекс. Отец не выполнил указания, за что чуть было не поплатился жизнью — комендант натравил на него пса, оставившего на его теле незаживающие рваные раны. Правда, потом сам помогал лечить отца. Это было перед самой войной. А 1 сентября 1939 года комендант пришел к отцу и сказал: «Я не расплатился с вами за жилье, оставляю здесь свои вещи, если не вернусь, все будет ваше». Он уехал, и семья из сарая перебралась в дом. Кровати на пружинах, большое зеркало, посуда –  пожалуй, все, что им досталось от бывшего жильца.

До войны Володя успел окончить четыре класса польской школы, в которой учились семь лет, и один класс уже при советской власти. Вспомнилось, как еще при Польше они с братом-близнецом собирали камни во время строительства Южного городка. За повозку давали два злотых. Правда, за неделю прогулов в школе надо было выплатить штраф в 50 грошей. Работать было выгодней.

На рассвете 22 июня 1941 года семья проснулась от страшного грохота. Мать поднялась, глянула в окошко и взволнованно сказала: «Діткы, вставайтэ, кінець світа — зэмля горыть». Отец понял происходящее по-своему: «Все, значит, мирный договор закончился…»

Не обошла Володю участь и многих его сверстников, которых насильно вывозили на работу. К счастью, в Германию его не угнали — работы хватало и в Бресте. Владимир Яковлевич рассказывает: «На улице Комсомольской – от железнодорожного моста и до парка — находился временный немецкий лагерь. Однажды мне надо было явиться по повестке на «арбайтцайт», этот пункт находился в районе улицы Интернациональной и охранялся часовым с автоматом. Я все думал, как мне удрать. Тут, смотрю, вуйт радваничский выходит и выводит своих человек пятнадцать. Я быстро пристроился к ним в колонну. Вышли мы на улицу, повернули направо, и я сразу же нырнул в первый попавшийся двор. Так и сбежал. А позже все-таки попал в немецкий лагерь. От Гершон до Прилук мы делали противотанковые заграждения и рвы. А весной прилетели советские самолеты и начали бомбить. Одна бомба упала в начале лагеря. Взрывом разнесло охранную будку, проволоку, часть казармы снесло. Я находился где-то в середине ее. В общем, мы как дали ходу оттуда…»

Вскоре старший брат Владимира ушел в партизаны, а чуть позже забрал с собой и всю семью. Василюки перебрались в Жабинковский район,  где временно обосновались в деревне Антоново. А  в марте 1944-го вернулись назад. К счастью, никто их не выдал, а то бы расстрела не избежать.

Сразу после войны Владимир Яковлевич поступил в Брестское педучилище. После его окончания получил направление в Приборовскую школу, где проработал семь лет. Параллельно учился в пединституте на биофаке.  Вначале был учителем начальных классов, на второй год уже преподавал биологию и исполнял обязанности завуча, а следующие пять лет был директором школы. Затем его перевели в Дуричскую (Знаменскую) школу, где он был завучем и директором. А в 1959 году Владимир Яковлевич перешел  в Домачевскую среднюю школу. Первый год, чтобы выходила ставка, преподавал уроки труда, рисования и биологии. На второй год работы стал завучем, а чуть позже — замдиректора по профпроизводству. В то время начали работать ученические производственные бригады. Владимир Яковлевич вел животноводство и полеводство, занимался опытнической работой. А в 1965 году в Минске на слете производственных бригад министр народного образования вручил ему значок «Отличник народного образования БССР». В 1969 году ему было присвоено звание Заслуженного учителя.  Всего в Домачевской средней школе Владимир Василюк проработал 38 лет. Его трудовой стаж — 46 лет!

И все эти годы рядом с ним  находилась и трудилась бок о бок его верный друг и супруга, его ангел-хранитель — Тамара Александровна.  Он заприметил ее,  когда они учились еще в педучилище. Она была очень мила, великодушна, при этом требовательна к себе и другим, всегда тверда в своих намерениях и поступках, добросовестна и внимательна к людям. В такую трудно было не влюбиться. И Владимир Яковлевич пропал. Несмотря на то, что у Тамарочки уже был ухажер — служил старшиной в летных частях, он все-таки воспользовался моментом и увел девушку. В 1950 году они поженились. А в 1957-м у них родился долгожданный первый ребенок. В то время супруги воспитывали уже приемного сына, и тут такое счастье. А следом за первым Тамара Александровна родила еще двоих сыновей. Все они, конечно, давно уже взрослые люди. У Василюков — семеро внуков. Стены гостиной в их доме увешаны фотографиями самых дорогих людей, так они всегда рядом. Ведь старший Виктор живет в Минске, он — заместитель генерального директора «Белпромстройбанка». Средний — Игорь выбрал стезю военного, он полковник и живет в Москве. Ближе всех к родителям находится младший Сергей – он брестчанин, у него золотые руки, за что и получил прозвище Кулибин еще во время службы в армии. Не забывают родителей дети, и внуки навещают их при каждой возможности. Помнят, конечно, своих любимых педагогов и благодарные ученики, которых огромное множество в разных точках нашей страны и бывшего Советского Союза.

Меня поразили взаимоотношения этих красивых, убеленных сединами людей. Как бережно они относятся друг к другу, как умеют заботиться один о другом. Недаром Владимир Яковлевич считает Тамару Александровну своим ангелом-хранителем. Когда на него 23 года назад свалилась тяжелая болезнь, она не отходила от него, была его сиделкой. И вместе они победили страшный недуг. «Мне очень повезло с супругой, — признается Владимир Яковлевич. — Казалось бы, за те годы, что мы вместе, должны уже надоесть друг другу, а я ее сейчас даже больше люблю, чем двадцать лет назад…»

Марина САМОСЕВИЧ

Фото Юрия МАКАРЧУКА

 

Похожие новости

Create Account



Log In Your Account



Заказать звонок
+
Жду звонка!