«Если могу и умею, отчего же не помочь коллегам-огнеборцам?» | Заря над Бугом
«Если могу и умею, отчего же  не помочь коллегам-огнеборцам?»

«Если могу и умею, отчего же не помочь коллегам-огнеборцам?»

В преддверии праздничной для огнеборцев даты корреспондент еженедельника встретился с ветераном-пожарным, майором в отставке Юрием Гриневичем, у которого большая часть службы прошла в Прибужье.

Родился Юрий Александрович в Бресте. Как и положено, окончил среднюю школу. Мечта стать пожарным появилась в детстве – большую роль в этом сыграл пример родственников, многие из которых имели отношение к благородному и опасному делу борьбы с огненной стихией. Но после школы он отправился постигать премудрости железнодорожного дела в профильный брестский техникум. После окончания этого учебного заведения пришла повестка в армию. Служить попал на Балтийский флот. Правда, за 3 года сходить на боевых кораблях так и не удалось, это время он провел в самом сердце огромного флотского организма – в штабе тыла Балтфлота.

Уходил Юрий в армию тогда еще единой и мощной страны – Советского Союза, а возвращаться пришлось уже в независимую и суверенную Беларусь. На дворе был 1992 год, и его железнодорожная специальность «механизация погрузочных работ» оказалась практически невостребованной. То время вообще было тяжелым, «лихим», как его называют, поэтому особенно важно было получить более-менее стабильное место работы. Вдобавок, по образному выражению моего собеседника, «сидеть на шее у родителей» было нельзя: у него появилась собственная семья, и нужно было ее обеспечивать. И вот здесь, без преувеличения, звезды сошлись. Семья жила на улице Янки Купалы, а на ней, как известно, находится пожарная часть. Тут и исполнилась мечта детства: с 1 февраля 1993 года он приступил к работе. На тот момент пожарная служба была еще не профессиональной. Это значит, что ее служащие были людьми гражданскими, присягу не принимавшими, и поэтому иногда вышестоящему начальству было трудно управлять подчиненными. Вскоре эту форму существования службы сменила военизированная, а, как известно, военный сначала выполняет приказ, а уж затем обсуждает его. По мнению нашего героя, переход был вполне оправдан, поскольку это позволило усилить пожарную охрану, сделать из нее единый монолитный организм, который в дальнейшем привел к появлению в нашей республике МЧС.

В областном центре Юрий Гриневич служил на разных должностях: от простого пожарного до командира отделения. В 2000 году он был переведен в Брестский районный отдел по чрезвычайным ситуациям. Здесь и проработал до самой отставки в 2015 году. За годы службы был инженером и старшим инженером государственной пожарной инспекции, а с августа 2008 года — первым заместителем начальника РОЧС. За время службы случалось всякое, ведь профессия пожарного по праву считается одной из самых опасных. «Главным бичом Прибужья в 2000-х годах были пожары в садовых товариществах. Люди тогда часто продавали свои квартиры в городе и переезжали поближе к природе. А дома-то здесь не приспособлены для длительного проживания! Так, максимум, приехать на выходные, отдохнуть, приготовить шашлыки. А в них пытались устанавливать самодельное печное оборудование. Вдобавок очень часто пожары происходили по вине тех, кто засыпал с сигаретой. Большинство при этом были пьяны – у одного такого погибшего гражданина эксперты определили 3 промилле алкоголя в крови», – вспоминает Юрий Гриневич. Не было в то время на дорогах и схем проезда к садовым товариществам. Бывало так, что человек, вызвавший пожарных, выбегал им навстречу, а затем… вел до места возгорания минут 40: от волнения сам забывал дорогу в лабиринте дачных домиков. Впрочем, как говорит Юрий Александрович, сейчас со многими проблемами справились, в том числе и с помощью местных властей – схемы и указатели на дорогах стоят почти повсеместно, да и ситуацию с гибелью людей на пожарах в садовых товариществах тоже удалось переломить к началу 2010-х годов. Когда же служба моего собеседника в районе только начиналась, люди погибали довольно часто: за год могло набраться в среднем до 18 человек.

На мой вопрос, ликвидация каких пожаров более всего запомнилась ему, Юрий Александрович ответил, что каждая ситуация по-своему уникальна: разные места, разные причины, разные методы, которые нужно применить, чтобы вырвать добычу у огненной стихии. Однако в памяти навсегда остались два эпизода. Один имел место в деревне Буяки. «В 2011 году в хозяйственной постройке взорвался газовый баллон. По воле рока в тот момент здесь находилось много людей. В результате взрыва постройка разрушилась, и два человека оказались под завалами. Ситуация была нестандартной, пришлось задействовать много техники. Сложность заключалась в том, что быстро и легко растащить обломки здания было нельзя – люди все еще находились под ними. Одного пострадавшего удалось вытащить, он был относительно близко к поверхности. Но вот второй, в глубине завала, к сожалению, погиб», – рассказывает Юрий Александрович.

Еще один пожар, в ликвидации которого участвовал мой собеседник, – возгорание на Брестской нефтебазе 3 мая 2008 года. Напомним, тогда в результате попадания молнии в один из резервуаров сгорело сразу 180 тонн бензина. Тушили тот пожар спасатели из областного центра, Брестского района, приезжали на подмогу даже из соседних областей. Юрий Гриневич тогда занимался тыловыми операциями: организовывал вместе с коллегами проезд техники к месту пожара, взаимодействовал с предприятиями города по поводу предоставления доступа к их запасам пенообразователя.

Вообще, и на довольно высоких должностях Юрий Александрович не гнушался трудом простого пожарного: мог взять в руки и лопату, и ствол. «Если могу и умею, отчего же не помочь коллегам-огнеборцам?» – улыбается он. Отрадно, что число пожаров в Прибужье неуклонно снижалось. Во многом, как он считает, это и заслуга пожарных, поскольку пожар лучше всего предотвратить, чем затем тушить его и спасать людей. Да и ситуацию с возгораниями в садовых товариществах удалось изменить – теперь центр тяжести переместился на частные домовладения. Хотя причина, в общем-то, та же самая: алкоголь и людская беспечность.

На мой вопрос о потерях, которые несут пожарные в ходе схваток с огнем, Юрий Александрович ответил однозначно: потерь за все его годы службы не было. «Каждый пожарный – это высококлассный специалист, и его задача, прежде всего, — ликвидировать возгорание, но никак не загубить себя. Поэтому и сами они стараются не рисковать напрасно, и командиры внимательно за этим следят. Для начальника это вдвойне важно. Случись что-то с его подчиненным – и потом всю жизнь на нем будет висеть тяжкий груз вины. Да и остальные будут сторониться человека, на котором уже есть своеобразная «черная метка», – убежден Юрий Гриневич.

После выхода в отставку мой собеседник недолго оставался без дела. Уже в сентябре 2016 года он стал управляющим совместным обществом с ограниченной ответственностью «Формула жизни». Как признается Юрий Гриневич, многолетний опыт работы в МЧС помогает ему и здесь.

Конечно, Юрий Александрович поддерживает связь со своими товарищами. Пожарные регулярно встречаются, отмечают профессиональные праздники, вспоминают службу. Бывшие коллеги стараются не оставлять друг друга наедине с проблемами, помогают по мере сил своим боевым товарищам.

Накануне Дня пожарной службы Юрий Александрович желает всем своим коллегам крепкого здоровья, семейного благополучия, реализации всех своих задумок, тем, кто вышел в отставку – быстрее перестроиться и найти себя на «гражданке» и не терять связи с сослуживцами. Тем же, кто продолжает нелегкую службу огнеборца – поменьше чрезвычайных ситуаций.

Антон ПОПОВ

Фото автора

Похожие новости

Create Account



Log In Your Account



Заказать звонок
+
Жду звонка!