Голубой апрель | Заря над Бугом

Голубой апрель

Нынешняя весна весьма странная – промозглая, запоздалая и неласковая. А тридцать лет назад в середине апреля березки уже шелестели молодыми листочками. Александр Бич ехал в Брест с беспокойством: зачем вызвали срочно в обком? Вроде отсеялись не позже других, по молоку-мясу за первый квартал проблем никаких… В чем же дело?

В кабинете секретаря обкома партии, где собрались высокие сельхозники-кураторы, молодому директору совхоза «Беларусь» Жабинковского района сказали сразу:

— Рекомендуем тебя, Александр Николаевич, на «Западный». Согласен?

— Надо подумать.

— Хорошо, подумай. Завтра утром ждем от тебя звонка.

Гадать-размышлять времени не было. Что за хозяйство, этот свиноводческий комплекс «Западный» в районе Мотыкал, Александр Бич четко не представлял – своих забот хватало. При тогдашней системе в руководителе особенно ценилась деловая хватка, способность «пробить и достать», знать дорогу в нужную дверь и суметь получить заветную бумагу с круглой печатью. По соседству был наслышан, что первую очередь межхозяйственного комплекса «Западный» открыли в июле 1981 года, но до проектной мощности в 54 тысячи голов было еще далеко. Прежний руководитель надежд не оправдал, хотя поначалу показал высочайшую активность и расторопность в делах. Нужен был новый человек, с новым мышлением, с новыми подходами.

— Пока возвращался домой, то всё и решил, — вспоминает те дни Александр Николаевич. – Кадровая система тогда была отработана на всех уровнях. Замену находили быстро. А я всегда придерживаюсь правила упреждения.

Теория Бича интересная своей житейской мудростью, простотой и надежностью. А, может быть, универсальностью.

Родился наш герой в январе. В школу брали с семи лет. А на первое сентября до заветного рубежа Саше не хватало трех месяцев. Ждать-терять почти год мальчику не хотелось. Поэтому, не предупредив даже родителей, пошел сам в школу. И проучился несколько даже дней, пока в канцелярии не разобрались, что по документам Саше Бичу рановато еще учиться грамоте.

Попытка – не пытка. Но переживал исключение из школы болезненно. Отец вроде «случайно» встретился с директором Милевичской школы (Мостовский район) и поговорил за стаканом «добрай кавы» про судьбу сына-неудачника.

— Пусть приходит. Может в районо и не заметят. А бумажки оформим, — пообещал директор школы.

Последствие первого упреждения вылезло боком через одиннадцать лет. В военное училище – а Саше Бичу очень хотелось стать военным летчиком – не принимали с 17-ти. Правда, причина «отсева» была куда серьезнее – строгая медкомиссия что-то такое обнаружила.

«В технари с удовольствием возьмем, — сказал главврач. – А на летчика дать добро права не имеем. Думай и решай сам».

Только – летчиком! Такая была мечта. А тут вышел на крыльцо, глянул на небо – и вздрогнул: темные круги перед глазами, непонятный звон в голове.

— Ничего, сынок, у тебя еще всё впереди, — подхватила под руку неудачника пожилая санитарка. – Посиди минутку, стресс пройдет. Тут некоторые и в обморок падают. А смотри, какие красавцы, какие крепыши! Нервы не выдерживают… Ты не переживай. Будешь и ты летать…

Как в воду глядела. Уже после института, когда призвали на год в армию, попал Александр Бич в радиотехническую станцию, обслуживающую полеты. Носил голубые петлицы и погоны. С замиранием сердца провожал рассекающие голубое небо истребители. А на «дембель» возвращался в Минск на Як-40. Единственным пассажиром на борту. Бортпроводница предложила бравому сержанту послушать музыку. В наушниках раздался знакомый голос Вахтанга Кикабидзе:

«По аэродрому, по аэродрому

Лайнер пробежал, как по судьбе,

И осталась в небе светлая полоска,

Чистая, как память о тебе…»

Да. Летчиком не стал Александр. Но в 1971 году окончил Гродненский сельхозинститут, получил диплом с квалификацией ученый-агроном. По распределению приехал в Жабинковский район, работал по специальности, через три года ему предложили возглавить уже целое хозяйство. Была в нем свиноводческая ферма, как бельмо на глазу: стены вроде новые, а внутри – примитив, убогость, нищета. За год своего директорства Александру Николаевичу удалось «преобразовать» объект, довести до ума. Словом, до разговора в обкоме партии уже имел кое-какой практический опыт работы в отрасли.

— Долго раздумывать не стал, — повторяет еще раз Александр Николаевич. – Согласился на «Западный».

А ровно через месяц, на майском Пленуме ЦК КПСС, Леонид Ильич Брежнев выступил с докладом «О продовольственной программе СССР на период до 1990 года и мерах по ее реализации», поставив во главу угла лозунг «Экономика должна быть экономной». Через полгода Генсек почил в бозе, через несколько лет после «перестройки» рухнул Советский Союз, однако многое из того, что успели построить, свершить, сделать стоит и работает до сих пор. Давно уже из межхозяйственного объединения «Западный» стал уникальным селекционным центром свиноводческой отрасли республики, и, только благодаря самоотверженности и мужеству своего директора Александра Николаевича, сохранил способность упреждения. То есть, не быть всю дорогу в роли догоняющих, а стать законодателем «моды».

Новые селекции животных, новые корма, новые технологические разработки.

По инициативе Александра Николаевича в Прибужье и на Брестчине получила приписку кукуруза на зерно. Первым отважился построить биогазовую установку именно «Западный». Не слепой монтаж того железа, что дают, а действительно «перезагрузка» производственных помещений под новые требования.

Если к основному производству добавили молочное животноводство, то сделали всё по последнему слову прогресса. И пока идут дебаты о преимуществах плужной или безотвальной системы земледелия, в «Западном» применяют и то, и другое.

Регулярно руководители хозяйств повышают свои знания на спецкурсах. Это хорошая школа и очень нужная. Александр Бич своими учителями считает таких известных в стране хлеборобов, как Бедуля, Ролько, Доменикян, Горошко. Тридцать лет назад они уже были признанными мастерами и новаторами сельхозпроизводства. Всё лучшее у них старался перенять Александр Бич. И начал с решения самой главной задачи – строительства жилья в Мотыкалах.

Сегодня руководить хозяйством ничуть не легче. Возможно, даже сложнее. Другие времена, другие ценности. Но по-прежнему очень важно руководителю любого уровня воспитать в себе чувства порядочности, уважения к личности, великодушия к слабостям другого, честность и открытость.

В последние месяцы существования КПСС в ходу были различные идеологические течения. Предлагались всякие варианты, вспоминались философские школы. Путь в завтра не знал никто. И на одном большом совещании слово попросил уже матерый и опытный хозяйственник Александр Бич.

— Я хотел бы, чтобы дети мои наряду с общими программными предметами изучали и Закон Божий. Чтобы не превратили, как это бывает всегда, размышления в догму. Чтобы не мода повела людей в церковь, а душевная искренность и потреба.

Подумалось многим тогда: выступление хлесткое, в тему дня. На самом же деле Александр Бич снова сделал упреждение. Пройдет совсем немного времени и директор СГЦ «Западный» всерьез и надолго приступит к реализации планов возрождения православных храмов в Мотыкалах, Вельямовичах, Сычах, Радваничах. Могут сделать упрек, что мало уделял за эти годы культуре на селе. Да, бассейнов, огромных спортзалов действительно не возводил. Но очень многое делал и делает для ветеранов, для простых сельчан. И особенно по статьям Коллективного договора, который для самого директора многоотраслевого ныне СГЦ «Западный» является местной конституцией, не меньше. На два сельских Совета распростерлась сегодня территория «Западного» — уникальный сам по себе случай в республике. И, представляете, сколько новых интересных дел ожидается впереди?!

И еще. Когда впервые в истории широко и торжественно в Прибужье отмечалось 50-летие образования Брестского района (а это был январь 1990 года), среди участников художественной самодеятельности СГЦ «Западный» был и Александр Николаевич. Пел в хоре. А уже после концерта вместе с Федором Мозолем, Константином Сумаром, Константином Воробьем под аккомпанемент замечательного баяниста Геннадия Красикова Александр Бич по просьбе зала вдохновенно, по-славянски открыто, могуче и раздольно исполнял классические произведения русских и советских композиторов. Такое не забывается.

Тридцать лет в одном коллективе. На одной и той же руководящей работе. Огромная нагрузка, ответственность за людей. Рано седеют начальники. Рано лысеют. Рано начинают принимать валидол.

— Это тоже упреждение, — старается перевести в шутку Александр Николаевич нехорошие симптомы.

Тридцать лет назад Александр Бич без колебаний взялся руководить новым, совершенно незнакомым и непредсказуемым коллективом. С собой из «Беларуси» не взял никого. Боялся, говорит, сорвать людей, боялся покалечить кому-то судьбу. Не сразу и сам, однако, всё же сумел сплотить актив, найти, пригласить и учить-воспитывать кадры специалистов.

Наверное, получилось.

И сам набирался опыта. Понимая, что только в полете могут окрепнуть крылья. Помнил со школьных лет, что по законам гидродинамики давление в потоке больше там, где меньшая скорость движения этого самого крыла. Поэтому надо работать, шевелиться, дерзать и мечтать.

Пытался реализовать себя и в большой политике. Был депутатом Верховного Совета Республики.

Но это уже отдельная история.

А когда с председателем райкома профсоюза Николаем Павлюковичем мы ехали поздравлять Александра Николаевича со знаменательной датой в его трудовой биографии, рассеялись огромные апрельские облака, выглянуло солнце. И стало тепло, радостно.

— Не тянет в голубое небо? – спросили мы у «именинника»?

Александр Николаевич ответил четко. Как первоклассник учителю:

— Давненько я не летал самолетами. Но еще не вечер, ребята…

Семён ИВАНЕНКО


 

 

 

 

Похожие новости

Create Account



Log In Your Account



Заказать звонок
+
Жду звонка!