Их словно и не было в Афгане… | Заря над Бугом

Их словно и не было в Афгане…

В 80-е годы прошлого века Константин Дмитрук, простой сельский парень из Страдечи, мечтал стать великим спортсменом и уверенно шёл к своей мечте. И кто знает, каких высот он мог достичь, если б не Афганская война

— Ещё в школе стал серьёзно заниматься лёгкой атлетикой — в беге на длинные дистанции показывал отличные результаты, — рассказывает Константин.

Когда окончил восемь классов, встал вопрос: где тренироваться дальше? Мама не хотела далеко отпускать сына, поэтому решил заниматься в Брестской областной школе высшего спортивного мастерства. А чтобы парень получил среднее образование, его пристроили в профессионально-техническое училище строителей №65. Когда подавал документы, даже к директору ПТУ вызывали, всем было интересно, зачем парень с аттестатом на «хорошо» и «отлично» пришёл к ним учиться. Ведь в те времена, туда всех «двоечников» сплавляли.

Однако Костя Дмитрук на занятиях в училище, где должен был осваивать профессию то ли столяра, то ли паркетчика, был редким гостем. Практически всё время проводил на спортивных сборах и соревнованиях. В 1981-83 годах пришли и первые серьёзные успехи – на чемпионатах республики постоянно занимал призовые места в беге на 1-3-5 километров. Выполнил норматив кандидата в мастера спорта. Казалось, ещё немного и  попадет в сборную Советского Союза по лёгкой атлетике…

Время пролетело, Костя получил аттестат о среднем образовании и «корочку» об окончании ПТУ. А своё  20-летие парень отметил сразу после принятия присяги в Советской Армии. Воинская часть размещалась в Калининградской области. Как и ожидал, попал служить в спортивную роту, так что можно было без проблем заниматься любимым делом.

Однако дальше стали твориться непонятные дела. С трёх военных округов — Киевского, Прикарпатского и Прибалтийского — в одну учебную часть стали переводить всех спортсменов – лыжников, легкоатлетов и прочих. Кроме тренировок, шла интенсивная боевая подготовка с выездами на полигоны, стрельбища. В общем, серьёзно учили воевать.

— Через полгода «учебки» всех  привезли на пересыльный пункт на улицу Беговую в Москве, — вспоминает Константин. — Говорили, что в местных казармах размещалось до пяти тысяч человек. Нас сразу переодели в гражданскую одежду — отличные итальянские костюмы — и выдали заграничные паспорта. В таком виде мы и ждали своего назначения. С непривычки при виде столичных генералов и полковников рука сама дёргалась, чтобы отдать честь. На пересылке «мариновали» две недели, каждый день приходили новые вводные: Сирия, Ливия, Никарагуа. Советский Союз рассылал своих «послов доброй воли» по всему миру.

15 июля 1985 года гражданский самолёт аэрофлота ТУ-154 со 156 «специалистами» на борту в одинаковых итальянских костюмчиках взял курс на Кабул. Среди них оказался и младший сержант Дмитрук. У каждого военнослужащего своя легенда – в Афганистан летят учителя, врачи, инженеры, инструкторы по спорту.

По прилёте в Кабул всех прибывших оставили на две недели в лагере для акклиматизации. Стояла страшная 50-градусная жара, и через пятнадцать минут пребывания на плацу здоровые тренированные парни падали в обморок.

Служить младшего сержанта Дмитрука определили на узел связи главного военного советника в Афганистане генерал-лейтенанта Кравченко. Здесь Константина с товарищами сразу переодели в афганскую военную форму без знаков различий и разрешили не бриться. Якобы советских военспецов охраняют сами афганцы. Пытались учить Костю на специалиста по радиорелейной связи, да он сам отказался: не моё. Желающих быть «релейщиком» и всю службу просидеть в бункере на узле связи нашлось немало. Ну а Костя с его шебушным, непоседливым характером предпочёл ходить в караулы.

Правда, через некоторое время подвела Дмитрука его любовь к спорту. Заприметил рядышком с частью пустырь, на котором афганцы гоняли мяч, и стал играть вместе с ними. Оставит Костя автомат в караулке и айда играть в футбол. Целый месяц продолжалось это безобразие.

А потом один из военно-служащих совершил самострел. «Караул в ружьё» — начались  проверки. Оказалось, что младший сержант Дмитрук регулярно ходит в самоволку за территорию части. Этот «залёт» разбирали особисты, объявили 37 суток гауптвахты, которые и отсидел в комендатуре у десантников.

В качестве наказания Дмитрука перебросили служить в 37-ю Кабульскую десантно-штурмовую бригаду командос. Дислоцировалась она в районе провинций Пактия и Пактика, что на границе с Пакистаном. Здесь 35 «чёрных советников» из Советского Союза обучали воевать 4000  афганских военных («чёрными» их называли потому, что по официальной версии их там не было).

Афганские командос оказались ещё теми вояками. Приходилось их учить, как маршировать, стрелять, бросать гранаты. А самое страшное было ходить с ними на боевые задания, могли и в спину выстрелить, ведь у многих из них родственники находились в бандах душманов. В расположении бригады находили листовки с расценками за головы советских шурави. За младшего сержанта Дмитрука давали 15-20 тысяч долларов, а вот уши полковника стоили целых 50 000 «зелёных». Практически каждый день расположение бригады подвергалось миномётному или артиллерийскому обстрелу. Вот где пригодилась физическая подготовка:  вовремя среагировал, запрыгнул в укрытие – остался жив. И всё-таки однажды контузило взрывом мины — оглох, ослеп. Пришлось отдохнуть в госпитале в городе Газни. Однако через пару недель оклемался, руки-ноги целы – уже радость.

А однажды Костю в очередной раз подвела любовь к спорту. Вместе с почтой в расположение части попала газета «Советский спорт», а там статья про его товарища, который выступает за сборную СССР, ездит на международные соревнования. Решил Дмитрук тренироваться в свободное время: зажмет в руке гранату с выдернутой чекой и бегает по расположению части среди афганцев. Однако нашлись вражеские спецы – обезвредили. Очнулся Костя уже в яме, без гранаты, в плену у моджахедов. Там уже с полгода в ужасных условиях томились несколько советских десантников. В одном углу ямы ядовитая змея, в другом — люди.

Через пару недель, когда бдительность часовых притупилась, Костя решился на побег. Десантники помогли выбраться из ямы, сами они уже еле ходили, за время плена превратились в доходяг. Повезло младшему сержанту, хватило силёнок свернуть голову часовому. Дальше всё было делом техники, район знакомый, неоднократно бывал там на боевых операциях. По ночам украдкой, ориентируясь по звёздам, добирался к своим. Оказалось, за двое суток прошёл-пробежал 117 километров. Потом ещё двое суток лежал трупом, просто не мог пошевелиться. За этот «залёт» наказывать не стали, возможно, даже и начальству в Кабул не доложили. Просто сказали: «Мы верили, что с твоим характером ты вывернешься».

А под самый дембель случилась с младшим сержантом ещё одна большая неприятность. Как оказалось, знакомый афганец Омайон собрался уйти в горы к боевикам. Нагрузился оружием и напоследок швырнул через дувал (глиняный забор) к советским друзьям гранату Ф-1. Хорошо, что Костя услышал в ночной тишине звук выдернутой чеки — успел отпрыгнуть в сторону и залечь. Опять контузия и множественные осколочные ранения.

— С этим афганцем вышел почти анекдотический случай, — вспоминает Константин. — Парень мечтал поехать учиться на офицера в  Советский Союз, когда отслужит срочную службу в афганской армии. Постоянно тёрся среди шурави, изучал русский язык, занимался самообразованием. Этому Омайону даже кличку дали Семэн за виртуозное владение русским матом. Поехал он после дембеля в Кабул и на свою беду попался в лапы местному царандою (афганской милиции). Там у Омайона забрали и порвали документы, так что через пару месяцев он опять маршировал в своей 37-бригаде командос в качестве новобранца. Не выдержала душа Сэмена такой несправедливости…

После лечения в Кабульском госпитале младшего сержанта Константина Дмитрука сразу уволили в запас. По прибытии в СССР в Ташкентском аэропорту их основательно выпотрошили — забрали все вещи, фотографии и документы, подтверждающие его пребывание в Афгане. Так что домой приехал бородатый, загорелый до черноты мужик в гражданской одежде. Даже брестский военком полковник Макаров не знал о пребывании Дмитрука в Афгане да и односельчане, служившие  в 40-й армии, с подозрением относились к его рассказам.

Единственным плюсом стали деньги, выплаченные за весь срок службы. А их оказалось немало — целых три тысячи чеков (к слову, рядовой Советской Армии во время службы в Афганистане получал семь чеков в месяц), на которые можно было покупать дефицитные импортные товары в валютных магазинах «Берёзка». В те времена на чёрном рынке давали за один чек четыре советских рубля. Так что на эти деньги можно было купить двухкомнатную кооперативную квартиру.

Костя, выросший в многодетной семье, где росло семь братьев, сразу отдал деньги родителям. Взял его отец те чеки и пошёл в сельский магазин, а там ему хлебушек отказались за них продать. Но нашёлся ушлый парень, который обменял старику 1500 валютных чеков по курсу один к одному. Костя расстроился и на остальные деньги закупил в «Берёзке» себе и братьям дефицитный ширпотреб – куртки, кроссовки, джинсы и т. д.

Через полтора месяца Константин Дмитрук устроился рабочим в строительный трест №8 с окладом 136 рублей в месяц. Потом учился на кафедре физвоспитания Брестского пединститута, но бросил. Началась перестройка, Советский Союз развалился. Надо было зарабатывать на жизнь.

Сейчас у Константина Дмитрука всё хорошо, работает индивидуальным предпринимателем в области строительства. Десять лет скитались с семьёй по квартирам, а теперь построил свой хороший дом в родной Страдечи. Главная опора в жизни, конечно, это любящая жена Ирина, которая  два с лишним года назад подарила ему маленькую дочурку Вику. Радует и 20-летний красавец сын Женя — работает, учится в политехническом университете, серьёзно занимается спортом.

P. S. На моё предложение сфотографироваться с наградами Константин Иванович выносит целую кучу грамот за участие в различных любительских соревнованиях по бегу. Он до сих пор тренируется и может в выходной день намотать по окрестностям Страдечи до двадцати километров. А в подвале всегда наготове стоят лыжи, вот только со снегом в этом году проблемы.

А заработанную кровью  медаль «За боевые заслуги» и награды правительства Афганистана сперли вместе с ковриком, на котором они висели, ещё когда жил Дмитрук в общежитии стройтреста. Так что остались только удостоверения к наградам, воспоминания и несколько фотографий, высланных матери за время службы.

Юрий МАКАРЧУК, фото автора и из семейного архива Константина Дмитрука

 

Похожие новости

Create Account



Log In Your Account



Заказать звонок
+
Жду звонка!