Капитанская дочка | Заря над Бугом

Капитанская дочка

Домик Нины Николаевны Ханько отыскать в Сычах несложно: здесь всего одна улица и каждый сможет показать дорогу к нему. Но знают учительницу с 56-летним педагогическим стажем далеко за пределами деревушки. Ее земляки до сих пор помнят и ценят тот вклад, который она внесла в процветание Мотыкальского сельсовета за время своего учительства в Сычах и директорства в Вельямовичах. Но не только  педагогический труд женщины позвал нас навестить ее.

Нина Николаевна прошла тяжелый жизненный путь. В четырехлетнем возрасте осталась без родителей, они погибли в первый день Великой Отечественной, на долгие девятнадцать лет война разлучила ее с братом, перечеркнула детство и облекла в серые тона юность, полную лишений…

Родилась она  в г. Пушкине Ленинградской области, где служил в воинской части ее отец Николай Захаров. В семье детей было двое – Нина и старший брат Николай. О своих родителях женщина помнит немногое – слишком мало им довелось побыть вместе. Как позже рассказывали сослуживцы  отца, он  окончил военное училище в Москве, был статным офицером и хорошим человеком, душой компании, мама Ксения Абрамовна занималась воспитанием детей. Накануне Великой Отечественной войны Николая Павловича перевели в Брестскую крепость, где он в звании капитана возглавил дивизион 204-го гаубичного артиллерийского полка. Вместе с ним в Брест переехали жена и дети, поселились они в Южном городке, где квартировались семьи красноармейцев.

Маленькая Нина со своими родителями, бабушкой и братом

22 июня капитан Захаров срочно был вызван в часть. Спустя некоторое время он вернулся домой и сказал жене собирать вещи: на улице их с дочерью ждала машина. Старшего сына  в тот момент в Бресте не было, он находился в училище, вот только в каком точно городе, Нина Николаевна уже не помнит. Когда машины с семьями военнослужащих, которые должны были эвакуировать их на восток, выехали на шоссе, немцы уже поджидали с пулеметами. Они буквально изрешетили автомобили и находящихся в них людей. Выжить удалось немногим – четверым детям, в том числе Нине, а из взрослых – женщине по фамилии Беспалова и бабушке Уткиной. Мама Нины погибла. В этот же день пал смертью храбрых ее отец на одном из фортов Брестской крепости. Четырехлетняя девочка и ее брат Николай остались сиротами, вдалеке друг от друга, по одиночке им суждено было преодолеть огненные версты войны.

Что было дальше, Нина Николаевна помнит смутно. «Что я могла в том возрасте понимать, все, что отложилось в голове, – фрагментарно», – говорит она. Обрывками запечатлелись в памяти подвал дома в Южном городке, куда вернулись выжившие, и деревни, по которым их, четверых голодных детей, водила Беспалова, умоляя крестьян накормить и приютить. Пищу, какую-никакую, сельчане им давали, а вот кров предоставить не решались: видимо, боялись фашистов, которые не щадили тех, кто прикрывал красноармейцев или членов их семей. После долгих скитаний женщине удалось пристроить Нину в д. Подлесье-Каменецкое, неподалеку от станции Каменная. Взяла девочку пожилая бездетная пара – дед Фома и баба Федора,  у них снимала комнату Наталья Великоселец со взрослой дочерью. Вместе с ними и довелось Нине Николаевне разделить горечь оккупационного режима. Дед Фома до Победы не дожил самую малость, его подстрелили немцы, когда он пытался увести в лес Нину, свою жену и еще несколько стариков после того, как прошелся слух, что оккупанты собираются сжечь деревню. Нина Николаевна помнит, что тогда подхватила страшное воспаление легких и чуть было не лишилась жизнь. Вылечила ее Наталья Великоселец, которая к тому времени вместе с дочерью перешила жить в дом зятя, после выздоровления девочка осталась жить с ней.

Закончилась война, Нина пошла учиться в семилетнюю школу на станции Каменная, выпускные экзамены у нее принимал Эдуард Михайлович Зимовец. Тяжелые это были времена: жили очень бедно, тяжело трудились, недоедали. Наталья Прокофьевна, как могла, поднимала девочку на ноги, ее родная дочь умерла при родах.  Нина во всем помогала своей благодеятельнице, собирала на продажу ягоды, грибы, любую домашнюю работу умела делать, и при этом старалась прилежно учиться.

Успешно сдав вступительные экзамены, она поступила в Брестское педучилище и переехала жить в город над Бугом, где ей предоставили общежитие. Там тоже было непросто: постоянно не хватало денег, продуктов, до боли обидно было видеть, как к ее подругам приезжают  родные… Наталья тяжело заболела и попала в одну из брестских больниц, Нина каждый день навещала женщину до самой ее кончины. Когда выдавалось время, девушка отправлялась в Подлесье-Каменецкое повидать бабушку Федору, которая в одиночестве доживала свои преклонные лета. И все это время Нина верила, что ее брат жив, не теряла надежды на встречу с ним.

Счастливый случай свел ее с писателем Сергеем Смирновым. Ему о беде девушки рассказал майор Логинов, знакомый капитана Захарова, который узнал в ней его дочь, помог восстановить документы и добился, чтобы она стала получать пенсию от Брестского горвоенкомата. Известный писатель встретился с Ниной, внимательно выслушал ее воспоминания о родителях, о мытарствах по оккупированным деревням. Смирнов проникся трагедией Захаровой и стал разыскивать ее родственников, давал объявления в газетах, подключил свои связи. Проделав большую поисковую работу, Сергей Сергеевич смог отыскать  родных братьев ее отца и мамы, а уже с их помощью связался с братом Нины, который со своей семьей жил в Ростовской области.

Девушка не могла поверить своему счастью, она уже давно свыклась с мыслью, что у нее на этом свете никого нет.  Москва – деревня Чернянка (Белгородская область) – г. Купянск – Харьков – вот маршрут следования Нины Захаровой по вновь обретенной родне. И, наконец, г. Красный Сулин Ростовской области, где ей после девятнадцатилетней разлуки предстояло встретиться с братом. Этот момент стал самым ярким в ее жизни! На горькие упреки сестры – где он так долго пропадал,  Николай сказал, что все эти годы разыскивал ее, но каждый раз на его запросы в военные архивы Москвы и Бреста приходили отрицательные ответы. Когда началась война, он, прибавив себе годы, отправился на фронт фельдшером. Получив серьезные ранения в обе руки, был демобилизован, два года провел в московском госпитале. В послевоенное время отучился на врача и обосновался в одном из благодатных уголков России. Вот так судьба улыбнулась Нине Николаевне. Но ей хотелось больше узнать о своих родителях, она стала посещать места, связанные с их биографией, искать людей, которые могли что-либо о них рассказать.

…После окончания Брестского педучилища девятнадцатилетней девушкой Нина по распределению приехала работать в сельскую школу в д. Сычи. Молодая, задорная, энергичная, готовая обнять весь свет, она не только обучала детей своим предметам – русскому языку и литературе, но и всю себя посвятила общественной жизни: проводила всевозможные праздники, была организатором различных кружков художественной самодеятельности, одно время даже руководила школьным хором в сто человек, выступала перед земляками с лекциями и докладами, выпускала «Боевые листки», оформляла «Красные уголки наглядной агитации», была первой на субботниках, воскресниках, прополках свеклы и других сельхозработах, которые в те времена приходились на долю сельского учителя. А помимо того, заочно училась в Брестском пединституте. «И откуда только силы брались? – удивляется Нина Николаевна. – Наверное, все дело в моем энтузиазме, в огромном желании послужить на благо общества».

В Сычах Нина Николаевна вышла замуж и сменила девичью фамилию на Ханько, в этой деревне она, наконец-то, обрела свой дом, свою малую родину. Пятнадцать лет проработала учителем в Сычах, получив высшее образование, стала завучем в Теребуньской школе, а потом ее пригласили возглавить базовую школу в Вельямовичах. Хватило ей сил поработать там социальным педагогом на пенсии.

Сейчас Нина Николаевна на заслуженном отдыхе, но продолжает интересоваться жизнью школы, в которой работала последние годы, помогает педколлективу по мере возможностей. Когда выдается свободная минутка, она обращается к собранным по крупицам осколкам прошлого: документам, письмам, фотографиям. Вот и к нашей встрече женщина основательно подготовилась. Открывает альбом и показывает мне фотографии: мама, папа, брат – их нет на этом свете, но как дороги их лица и глаза, а у самой слезы катятся по щекам…

Нина Николаевна – пример истинной стойкости, огромной воли к жизни, энтузиазма и оптимизма. Пусть она не была на передовой Великой Отечественной, войне она принесла свою жертву –  смертью родителей, растерзанным детством, тяжелой юностью среди чужих людей.

Алеся ПАШКЕВИЧ,

Фото из семейного альбома Н.Н. Ханько

 

Похожие новости

Create Account



Log In Your Account



Заказать звонок
+
Жду звонка!