«Коля, прыгай, горим!..» | Заря над Бугом

«Коля, прыгай, горим!..»

Страшный удар и пилота не стало!

Слёзы товарищ утрёт.

Сердце и тело смешалось с металлом –

Вот, что такое пилот…

Наступила шестьдесят восьмая мирная весна. Мы просыпаемся от того, что восходит солнце, а не от страшного гула самолетов и взрывов снарядов, мы не представляем, что такое голод, холод. Мы, не знавшие сурового лихолетья, порой улыбаемся, когда слышим слова старшего поколения: «Главное, чтобы не было войны». Мы, счастливые, порой не задумываемся, что где-то рядом с нами лежит без вести пропавший солдат. Лежит уже более полувека и ждет нас, и верит, что найдут его, похоронят… Нет, не слава нужна им — покой

Рассказ о судьбе экипажа, самолет которого  разбился на территории Брестского района во время воздушного боя в далеком 1944 году, думаю, затронет за живое каждого…

Случайно встретившись с человеком, неравнодушным к судьбам людским, узнала от него трагичную историю, которую ему, в свою очередь, поведала одна деревенская женщина. Старушка помнила, что летом 44-го над их деревней пронесся горящий самолет и рухнул.

От страшного взрыва разорвало на мелкие кусочки не только самолет, но и летчика.  То, что осталось от человека, женщина захоронила вместе с обнаруженными документами на имя Минченко Николая Тимофеевича.

Рассказ оказался настолько впечатляющим, что захотелось узнать подробнее обо всех членах экипажа, об их судьбе.

Вскоре стали появляться очевидцы тех событий. Один из свидетелей этой трагедии вспоминал:

— Два дня горел, взрывался упавший самолет. Никто туда не смел приблизиться, — рассказал мужчина. — И только когда адское пламя погасло, к месту падения стали подходить люди. Это было ужасное зрелище! Ничего не осталось – все разлетелось на куски.

К сожалению, больше никто ничего не мог сказать: погибли ли остальные члены экипажа, если нет, то что с ними случилось. А найти родственников погибшего пилота стало делом чести. Благодаря сотрудникам мемориального комплекса «Брестская крепость-герой», которые помогли сделать запрос в Подольский военный архив, мы узнали, что экипаж 9-го гвардейского авиационного Полтавского Краснознаменного полка дальнего действия, состоящий из трех человек (летчик гвардии старший лейтенант Минченко Николай Тимофеевич, штурман гвардии лейтенант Чигирь Валентин Алексеевич и воздушный стрелок-радист гвардии старший сержант Роговцов Роман Павлович), вылетел с аэродрома Белая церковь (Украина) ­на самолете ИЛ-4 и не вернулся с задания 13 июня 1944 года. До победы оставалось меньше года. До освобождения Беларуси меньше месяца.

Случилось так, что Валентин Чигирь и Роман Роговцов остались живы. Думаю, что этот воздушный бой им запомнился навсегда.

Когда во время жаркой схватки загорелся самолет и стало ясно, что выжить шансов нет, командир экипажа Николай Минченко отдал приказ покинуть борт. Первым выпрыгнул радист-стрелок, за ним штурман.

И как говорят: «Капитан последний покидает тонущий корабль», так и старший лейтенант Минченко отказался или не успел покинуть свой воздушный корабль, спасая своих друзей.

Трудно представить чувства, думы людей, которые сознательно шли на смерть, защищая Родину. О чем думал совсем молодой парень, который строил планы на будущее, которого дома ждали родители, жена, а может уже и дети, в последние минуты жизни. Наверное, до последнего вздоха он жил боем, ненавистью к фашистам.  А может, как в стихотворении Николая Филатова «Другу военных лет», он успел сказать:

«Горю!

Прощай, мой дорогой!

Прощай братишка!

Отомстите!

И не пишите маме, нет,

Пусть ждет, надеется,

что встретит…»

До последнего вздоха он вел бой с врагом, не на жизнь, а на смерть. Ему было всего 28 лет…

Извещение о гибели Минченко Николая Тимофеевича № 290 было направлено военному комиссару Симферопольского ОВК Крымской АССР на предмет рассмотрения пенсии его родным, с которыми он не имел связи с момента оккупации Крыма.

По-разному сложилась судьба выживших пилотов. Меньше всего пострадал воздушный стрелок-радист. Роман Роговцов сумел вовремя сообщить о своем местонахождении. А вот штурману пришлось пройти всю «мясорубку» советской системы. За что? Да всего лишь за то, что был ранен и только через месяц, при первой же возможности, командованию было сообщено, что Валентин Алексеевич Чигирь жив. Этот месяц, за который ему и пришлось поплатиться позже, он провел в семье, где его выхаживали. Одна из сестер был связной в партизанском отряде. Позже ее младшие сестры  вспоминали, что нашли молодого летчика партизаны, он был в шоке и только твердил: «Коля, прыгай, горим! Коля, прыгай, горим!».

Да, они воевали так, чтобы никогда не пришлось воевать нам.

И когда смотришь на эти фотографии, возникает чувство, что три боевых товарища снова встретились, спустя 68 лет, вот так – на фото – плечом к плечу. Экипаж…

Годы, к сожалению, не щадят никого. Поэтому нам надо спешить. Спешить, чтобы воскресить в нашей памяти имена тех, кто незаслуженно забыт. Имена без вести пропавших героев.

Это нужно — не мёртвым!

Это надо — живым!

Елена СЕЗИНА

 

 

Похожие новости

Create Account



Log In Your Account



Заказать звонок
+
Жду звонка!