«КРЕЩЕННЫЙ» СТАЛИНГРАДСКОЙ БИТВОЙ | Заря над Бугом
«КРЕЩЕННЫЙ» СТАЛИНГРАДСКОЙ БИТВОЙ

«КРЕЩЕННЫЙ» СТАЛИНГРАДСКОЙ БИТВОЙ

Как бы ни отдалялось прошлое, оно остается частью настоящего. Примеры былых побед и выдающихся подвигов дают замечательные уроки современникам. 100-летний юбилей Вооруженных Сил Республики Беларусь – прекрасный повод вспомнить об одной из самых славных страниц военной истории — Сталинградской битве, запечатлевшей прекрасный пример силы человеческого духа.

В Брестском государственном техническом университете была проведена конференция, посвященная 75-летию Сталинградской битвы. Это сражение стало триумфом полководческого искусства и вошло в золотой фонд побед самой масштабной войны в истории человечества. Только вот живых участников этого события остается все меньше и меньше. Их свидетельства имеют огромную ценность: они позволяют современнику почувствовать весь его трагизм, увидеть ту правду, которая обычно остается за кадром бесстрастной картины, созданной историком.

Тем нескольким свидетелям Сталинградской битвы, которые смогли поделиться своими воспоминаниями с участниками конференции, Брестским областным комиссариатом были вручены юбилейные медали “100 год Узброеным Сілам Рэспублікі Беларусь”. Один из них — брестчанин Аркадий Моисеевич Бляхер. Сегодня ему уже 95 лет. Его жизнь в свое время была тесно связана с Брестским районом: двадцать лет он посвятил районной газете “Заря над Бугом”, где с 1954 по 1974 годы работал вначале на должности заместителя редактора, а потом — ответственного секретаря.

По своим масштабам и ожесточенности Сталинградская битва превзошла все, что были раньше. Это было самое длительное и кровопролитное сражение Второй мировой войны. Более двух миллионов человек единой судьбоносной силой были сведены в одну узловую точку истории. Сталинград стал для каждого из этих людей своего рода “моментом истины”, местом испытания: для кого-то триумфа и победы над собой, для кого-то трусости и поражения и для большинства из них — еще и местом смерти. Суммарно все сложилось в одну Победу – мучительно выстраданную и справедливо заслуженную, доставшуюся ценой великого Подвига простого солдата.

О событиях, с момента которых прошло время, сравнимое с целой человеческой жизнью, Аркадий Моисеевич Бляхер помнит, как будто это было вчера…  До начала войны он вместе с родителями жил в Минске.

Аттестат об окончании школы получил за несколько часов до начала войны. А уже через день под бомбежкой вместе с семьей покидал объятый пламенем город. Тогда еще, как и большинство советских людей, молодой юноша свято верил в то, что враг, как обещали Сталин и Ворошилов, будет разбит на чужой территории. В Смолевичах Аркадий и его семья смогли сесть в товарный поезд, отправлявшийся на восток. После долгих злоключений они оказались в Казани. Именно там 18-летнего юношу призвали в армию. В условиях войны армия остро нуждалась в офицерских кадрах, поэтому молодого человека направили для учебы в Сталинградское артиллерийское училище. Так Сталинград прочно вошел в жизнь Аркадия…

Летом 1942 года гитлеровское командование предприняло новое крупномасштабное наступление. Объединенные силы стран фашистского блока были брошены в юго-западном направлении — к Волге и Кавказу. Гитлеровцы планировали перерезать важную транспортную артерию – реку Волгу и захватить нефтяные районы Кавказа. Нефть – это “кровь войны”, поэтому захват советских нефтепромыслов должен был лишить горючего и остановить советские танки и самолеты. Накануне наступления фашистское руководство заручилось новыми обязательствами Японии и Турции, что они начнут войну против СССР немедленно, как только вооруженные силы Германии возьмут Сталинград и перешагнут через Кавказский хребет. А это значит, что поражение под Сталинградом могло иметь для советского государства катастрофичные последствия.

Задача выхода к Волге и захвата Сталинграда  была возложена на одну из самых боеспособных армий вермахта — 6-ю армию, которой командовал Фридрих Паулюс. Фюрер был уверен, что русские не в состоянии начать крупное наступление. Он считал волжский рубеж конечным пунктом войны, свою победу — делом решенным, и уже готовился предъявить жесткие требования капитуляции. Сталинград  действительно, стал поворотным пунктом войны, только поворотным в обратном направлении — повернувшим вспять все гитлеровские планы.

Воспоминания Аркадия Моисеевича Бляхера заставляют почувствовать холод войны. “Полный курс обучения в Сталинградском артиллерийском училище в довоенное время был рассчитан на два года, — рассказывает он. — А в условиях войны срок обучения был сокращен   до шести месяцев. Сжатые сроки обучения компенсировались интенсивностью учебных занятий – курсанты учились по 12 часов в день. С приближением фронта к Сталинграду город стали бомбить по ночам. Чтобы укрываться от бомбежек, курсанты должны были находиться в траншеях. Понятно, что в таких условиях нормального сна фактически не было. В то же время на занятия необходимо было прибывать строго по расписанию, и никаких послаблений нам не давали. Курсанты, страдая от ежедневного недосыпания, все время засыпали на занятиях. Когда же нам оставалось доучиться всего лишь один месяц, — продолжает Аркадий Моисеевич, — фронт подошел совсем близко к Сталинграду. Из курсантов нашего училища было сформировано боевое подразделение. Его оснастили учебными орудиями и отправили на подступы к Сталинграду, навстречу немцам. Мы вели огонь из орудий по противнику. Я был наводчиком. Какое-то время спустя было все-таки решено дать возможность курсантам завершить учебу. Но поскольку Сталинград сильно бомбили, то учебу мы должны были продолжать в городе Камышине, находившемся в двухстах километрах от Сталинграда. Мы, курсанты, должны были добраться туда пешком. Помню, когда уходили из Сталинграда в Камышин, всю ночь шли только по Сталинграду – такой большой был этот город, простиравшийся вдоль Волги. Никогда не забуду впечатление от увиденного тогда. Во время бомбежки разбомбили баржи, перевозившие по Волге нефть. Разлившись по реке, эта нефть горела. Казалось тогда, что вся Волга пылает… В Камышин мы шли только по ночам. Передвигались по 30 — 40 километров за ночь, и так на протяжении недели. В Камышине в октябре 1942 года я завершил учебу, сдав на “отлично” все выпускные экзамены”. В числе нескольких отличников имя Аркадия Бляхера было занесено на почетную мраморную доску Сталинградского училища. Ему, как отличнику, было присвоено звание лейтенанта. 

Для молодых офицеров, только вчера покинувших стены военного училища, Сталинград стал местом боевого крещения. Аркадий Бляхер сразу же после сдачи выпускных экзаменов получил назначение под Сталинград. Попал в отдельный артиллерийский дивизион 5-го гвардейского Сталинградского танкового корпуса. Был назначен на офицерскую должность командира взвода. Ему, молодому офицеру, пришлось командовать бойцами, многие из которых были значительно старше его по возрасту.

Ситуация на Волге складывалась критически. Немцам удалось блокировать Сталинград, со страной его теперь связывала только переправа через Волгу. Город бомбили несколько месяцев подряд, каждый день, в нем не осталось ни одной целой постройки. Затем немцы начали штурмовать его. Последовали незатихающие ни днем, ни ночью уличные бои. Казалось, вот-вот город падет…

В этот критический момент командованием Красной Армии начал осуществляться план,  который по своему размаху и уникальности  не имел аналогов в истории войны. К берегам Волги были скрытно переброшены свежие дивизии, новая техника и боеприпасы. Советские группировки, расположенные к северу и к югу от Сталинграда, должны были прорвать румынские позиции и нанести мощные удары по встречным направлениям. Целью наступательной операции “Уран” было окружение и уничтожение 6-й немецкой армии в Сталинграде. Через несколько дней после начала операции два советских фронта встретились в степи под Калачом, замкнув кольцо окружения. В Сталинградском котле оказались запертыми сотни тысяч  немцев и румын. Чтобы спасти армию Паулюса, гитлеровское командование попыталось специально созданной группировкой вермахта нанести деблокирующий контрудар. Но эта попытка провалилась. А советские зенитки не позволили наладить полноценное снабжение окруженной армии амуницией, боеприпасами, топливом и продовольствием посредством “воздушного моста”.

В наступательной операции, начавшейся 19 ноября 1942 года, участвовал и Аркадий Бляхер. “После того, как кольцо замкнулось, — рассказывает он, — группа немцев пыталась вырваться из окружения. Мне, как командиру взвода, необходимо было точно рассчитать расстояние и крайне быстро принять решение, чтобы открыть огонь. До немцев было километра полтора. Первый же снаряд угодил прямо в цель. Немцы стали падать. Мы продолжали вести огонь до выполнения задачи. И вот, наконец, все стихло… После первого боя парторг дивизиона подошел ко мне и сказал, чтобы я писал заявление о приеме в партию. До войны получить рекомендацию можно было только при условии наличия кандидатского стажа сроком не менее года. На фронте же действовало иное правило – принимали в партию после первого боя, в зависимости от того, кто как себя вел. И вот когда в боях наступила некоторая передышка, члены партии собрались на партсобрание. На повестку дня был поставлен вопрос о приеме меня в партию. Стали обсуждать. Один из присутствовавших задает мне вопрос: “Не трусил?” И тут санинструктор нашей батареи – девушка по имени Шура Никитина, которую из-за маленького роста все называли Шурупчик, спохватилась и вместо меня ответила: “Нет, нет, не трусил. Я все видела”. Так меня приняли в партию…”

«В один из зимних дней, – делится воспоминаниями Аркадий Моисеевич, — на батарею налетел самолет. Он сбросил всего лишь одну бомбу. Все бросились на землю. Почва тогда была промерзшей. От разрыва бомбы в воздух поднялись огромные комья твердой мерзлой земли. Один из таких тяжелых комьев упал мне на спину. В результате я получил перелом поясничных позвонков. Меня доставили на находившийся неподалеку хутор под названием Илларионовский. Там было всего только несколько домов. Поместили в один из них вместе с другими ранеными бойцами. В этом доме мы ждали наступления темноты, чтобы можно было нас отвезти в госпиталь. И вот, когда наступила ночь, нас положили в кузов грузовика. Помню, как ехали машиной по степи. Сталинградский пейзаж ведь не похож на наш, белорусский – степь да степь кругом, на протяжении пятидесяти километров может ни одной деревни не встретиться на пути. Было холодно, но меня спасали меховой жилет и валенки. А главное, я был молод, были силы. Нас привезли в город Калач. Там, в здании школы, размещался госпиталь. На полу госпиталя было полно раненых – все ждали приема хирурга. К врачу я попал только под утро. Помню отчетливо, хирург сказал медсестре: “Сделайте ему “кроватку”. С переломом поясничных позвонков мне пришлось потом еще несколько месяцев лежать в госпиталях: после госпиталя в Калаче я был переведен в другой, потом – в третий госпиталь. Последний, четвертый, мой госпиталь находился в городе под названием Энгельс….”

В начале января 1943 года Паулюсу предъявили ультиматум, предложив прекратить сопротивление. Немцы отказались. Советские войска начали операцию по ликвидации группировки противника в Сталинградском котле. Сжимая кольцо, они прижимали немцев к Волге. Множество артиллерийских орудий методично разбивали немецкую оборону. Здесь, под Сталинградом, Аркадий Бляхер получил ранение и контузию. Уцелеть в той битве было великим счастьем, и оно все-таки улыбнулось молодому офицеру.

Окруженная группировка противника была разгромлена. Командующий 6-й армией Фридрих Паулюс, его штаб, большое количество немецких генералов и высших офицеров сдались в плен. Сталинградская битва стала переломным событием Второй мировой войны. От руин Сталинграда советские солдаты пойдут теперь только на запад. Победа под Сталинградом имела еще и огромное политическое значение, которое заключалось в отказе союзников Германии — Турции и Японии — от планируемого ими ранее вторжения на территорию СССР. Вот что значила Сталинградская победа.

Когда Аркадий Бляхер поправился, то сразу же вернулся на фронт. Был назначен начальником разведки дивизиона в 230-ю стрелковую Сталинскую дивизию (позже – 230-я стрелковая Донецко-Берлинская дивизия). Почетное наименование “Сталинская” дивизия получила за освобождение города Донецка, который в то время назывался Сталино. Аркадий Моисеевич прошел огненную дорогу от Сталинграда до Берлина. Географию городов и рек от Волги до Шпрее изучал, как он говорит, на фронте. В конце 1944 года по прибытии в Польшу был назначен начальником штаба дивизиона 230-й стрелковой Сталинской дивизии — в то время ему был всего только 21 год. За три года войны Аркадий прошел служебный путь от лейтенанта-командира взвода до капитана-начальника штаба дивизиона. На груди бывшего фронтовика — свидетельство его боевого пути: два ордена Отечественной войны I степени и орден Отечественной войны II степени, орден Красной Звезды и россыпь медалей, среди которых и медаль “За оборону Сталинграда”.

Будучи на фронте, по собственной инициативе Аркадий Бляхер стал писать заметки в дивизионную газету. Политработники, обратив внимание на его творческие способности,  поручили выполнение печальной обязанности – писать сообщения о гибели бойцов их семьям. Неимоверно трудно было подбирать слова, сообщая матерям, женам и детям о гибели их любимых. Но именно тогда Аркадий Моисеевич дал себе слово: после окончания войны сделать все возможное для того, чтобы сохранить память о погибших.

После увольнения из армии  и учебы приехал на работу в Брест, посвятив себя журналистике. В 2012 году ему было присвоено звание заслуженного журналиста Республики Беларусь. И многие годы главной темой его творчества была тема Человека на войне, а главным смыслом — сохранение Памяти о войне. Многие годы он вырывал из небытия имена тех, кто отдал свою жизнь за освобождение Бреста и Прибужского края, а также вел работу по увековечению памяти уничтоженных фашистами евреев Бреста. Не случайно на республиканском съезде ветеранов войны он был назван брестским Смирновым. Зная, какой ценой досталась Победа, нельзя не понимать, как важно беречь память о войне. Эта память нужна не тем, кто погиб, она нужна тем, кто жив. Зачем? Замечательный ответ на этот вопрос дал когда-то философ и писатель Джордж Сантаяна: “Кто не помнит своего прошлого, обречен пережить его вновь”.

Наталья ДЯДИЧКИНА

comments powered by HyperComments
Похожие новости

Create Account



Log In Your Account



Заказать звонок
+
Жду звонка!