ЛЕОНИД ФИЛАТОВ: ЖИЗНЬ КАК ОНА ЕСТЬ | Заря над Бугом
ЛЕОНИД ФИЛАТОВ: ЖИЗНЬ КАК ОНА ЕСТЬ

ЛЕОНИД ФИЛАТОВ: ЖИЗНЬ КАК ОНА ЕСТЬ

Белорусскому прозаику, лауреату литературной премии «Берасцейская зорка-2000» и обладателю диплома имени В.А. Колесника Леониду Георгиевичу Филатову 13 мая исполняется 80 лет. Редакция газеты «Заря над Бугом» искренне поздравляет своего активного автора, прибужского коллегу, желает ему здоровья, благополучия и дальнейших творческих успехов.

 

«Мне не особо нравятся пышные праздники и юбилеи, что захлестнули в последнее время нашу скромную трудолюбивую Беларусь. А вот слова благодарности тем людям, что спасли мне жизнь и вывели в свет, я не устаю повторять. Я из того поколения, про которое говорят, что оно родом с войны».

Родился Леонид Георгиевич в мае 1939 года в д. Бабиничи Витебского района в семье известного по матери деда Иосифа Бугаева, героя гражданской войны, служившего в штабе армии Михаила Фрунзе. Мама, Федора Иосифовна, окончила Витебский педагогический институт и после 17 сентября была направлена преподавателем Брестского педучилища. Поселились в однокомнатном жилье сторожа при малоритской средней школе, куда была направлена на работу ее старшая сестра Мария – она стала первым советским завучем на территории Западной Белоруссии. Ее дети рано остались сиротами: муж Антон погиб на финской войне. Вскоре и Лёнин отец будет защищать родину, сражаясь с немцами под Москвой.

Жили семьи сестер с бабушкой Анастасией, женщиной очень сильной духом и по-житейски мудрой. К сожалению, на ее долю в первый день войны выпало похоронить дочку и внука — маму и двоюродного брата Лёни. 22 июня 1941 года рядом со школой разорвался вражеский снаряд.

Новая семья

— Тогда мы, все пятеро братьев, спали на одной кровати, — рассказывает о начале войны Леонид Георгиевич. – У самого младшего было «козырное» место – с краю. Это его и сгубило. Вместе с мамой, которая как раз развешивала выстиранное детское белье, когда немецкий снаряд попал в пристройку. Он был такой мощный, что пострадали все дети. Ролену и Жене (родному брату Лёни) вырвало мышцы, поломало ноги, контузило. Лёню четырьмя осколками ранило в голову. Осколками выбило и глаза бабушки, она ослепла. Жив и невредим остался только Юра. Его мама Мария Иосифовна была на каком-то мероприятии в Бресте и, задержавшись в городе, там и заночевала. Она, как и ее сын, вскоре тоже уйдет из жизни. Смерти Юрика никто не видел. Он, в отличие от остальных Бугаевых, озорных кареоких непосед, был тих и застенчив, болел золотухой. И, как полагают местные, какой-нибудь ариец втихаря пристукнул большевистское семя. Мария без колебаний ринулась в местное сопротивление. Брестским подпольщикам передала квартиру, где они пользовались приемником, слушая сообщения из Москвы, а затем распространяли листовки в округе. Сама храбрая женщина связалась с советскими военнопленными, что работали на кирпичных заводах в Гершонах, и по заданию партизан организовывала им побеги. Но на ее след вышли гестаповцы. Благодаря помощи отца нынешнего известного в журналистских кругах сотрудника «Вечерки» Сергея Мощика ей удалось спрятаться в Приритских лесах. Однако не убереглась. В августе 1943 г. после восьми месяцев пыток прямо на допросе была расстреляна следователем. Спустя некоторое время после войны благодарные малоритчане в новом здании школы обустроят своему былому завучу мемориальную доску, которая станет скромной данью памяти многочисленной семье Бугаевых, которые в мае 1945-го недосчитались аж семи своих членов.

… Сразу после ранений дети попали в захваченный немцами местный госпиталь. Малоритчане, когда узнали о беде, пожалели малых сирот, стали помогать кто чем мог: приносили буханку хлеба, бутылку молока, пару яиц … Однажды в госпиталь пришла молодая красивая женщина. У нее был такой нежный и ласковый взгляд, что маленький Лёня потянулся к ней на руки со словами: «Мама, мама!». Так мальчик очутился в семье Ларисы Мефодьевны и Алексея Никифоровича Афанасьевых из д. Ляховцы. Всю войну он жил у своих приемных родителей, и они делали все, чтобы спасти ребенка. Прятали от бомб и снарядов, отдавали последний кусок хлеба, скрывали от полицаев. Особенно трудно пришлось, когда Лёня заболел. День и ночь, не смыкая глаз, просиживала названная мама у постели сына. Когда ее сменял муж, не ложилась отдыхать, а брала оставшиеся скудные вещи и отправлялась менять их на продукты и лекарства для мальца.

…Я помню Первомай мальчишкой,

Мы с песней шли по пыльной улице села,

Дружили мы тогда с тетрадками

                                    и книжкой

И славно шли у нас мальчишечьи дела…

Эти первые строки Лёня написал по-русски в третьем классе Ляховецкой семигодки. Все последующие его произведения будут радовать читателя исключительно на родном языке. Первые же буквы, а затем и чтение маленький четырехлетний подранок освоит на немецком, будучи за колючей проволокой в концлагере.

Танцы с врагом

…В 1944 году немцы стали отступать. Казалось, что все ужасы в прошлом и победа не за горами. Но именно в то время, когда шло освобождение Беларуси, на семью Афанасьевых обрушилась беда. Алексей Никифорович до войны работал учителем, поэтому не удивительно, что в период оккупации он время от времени привечал в своем доме бывших учеников, ушедших в подполье. За связь с партизанами на него донесли местному полицаю и вскоре всю семью отправили в фашистский концлагерь Потшиков на границе Польши с Германией.

В то время, пока на складе приемная мама Лариса Мефодьевна грузила железо, а отец Алексей Никифорович работал на шахте, Лёня сидел возле буржуйки и грустно смотрел на одинокий кусок серого хлеба, оставленный на столе. В уме он переводил грозные слова фашистского сторожа: «Warte! Hände hoch!» на русское: «Стой! Руки вверх!». За стеной фанерного круглого барака стояла необычная тишина, прерываемая хлесткими ударами ремня с внушительной металлической пряжкой в форме звезды. Эту воспитательную меру ко всем детям без исключения любил применять жестокий охранник. Пока их родители батрачили, чтобы заработать на кусок хлеба, он за малейшую провинность наказывал ребенка – клал поперек колена и «воспитывал»: eins (один удар), zwei (второй), drei … zwanzig — на двадцати, как правило, наказание прерывалось. Каждая вражеская цифра отпечаталась на теле бывшего малолетнего узника концлагеря незаживающими рубцами…

— Мы никогда не плакали, потому что страх отнимал речь, — даже спустя годы нелегко вспоминать пребывание в концлагере Леониду Георгиевичу. — Стиснув зубы, терпели издевательства… Но были и вполне миролюбивые немцы, которые жалели детей. Мне, например, перепадало немало еды, оставшейся от кормежки собак, охранявших лагерь. Одна из них – грозная Hirte – ластилась ко мне, и мы с ней дружили. За здоровьем зубастых сторожей следил местный ветврач. Он же присматривал и за захворавшими заключенными.

Однажды по его вине Лёню чуть было не отправили в газовую камеру. Это случилось аккурат после 55-летия Гитлера. В честь юбилея вождя нацистов неподалеку от лагеря немцы оборудовали в лесу две танцплощадки и «пригласили» на вечер всех молодых узниц. Лариса Мефодьевна была красивой женщиной с большими карими глазами и длинными волнистыми волосами и на нее часто заглядывались фрицы. Поэтому, несмотря на мороз – а в этот день, как назло, выпал снег — Лёня устроился в засаде неподалеку, чтобы приглядывать за мамой, ушедшей «на танцы». Вечером у него поднялась высокая температура. Пригласили доктора (того самого ветврача), и он поставил страшный диагноз – тиф. А это значит, следует спалить барак, а мальца отправить в камеру. К счастью, Ларисе Мефодьевне удалось перед этим передать страшную весточку мужу. Алексея Никифоровича отпустили с работы. И вот он бежит по дороге к лагерю, а навстречу ему едет мотоциклист. «Stehe! Was hast du?» (Стой! Куда несешься?). «Kinder, Typhus!» (ребенок, тиф) — как сумел, объяснил отец. «Warte!» — остановил его, как оказалось, немецкий врач. Поняв, в чем дело, он вместе с отцом решительно направился в лагерь, чтобы осмотреть Лёню. Оказалось, что у мальчика началось воспаление легких, и доктор, вколов ему укол, отправил на боковую. Впоследствии немецкий спаситель не единожды приходил навестить больного, принося ему гостинцы, не только лекарства, но и игрушки, и даже такие ценные несколько кусков мыла.

 Два отца — одна судьба

Во вторую годовщину Дня Победы в д. Ляховцы приехал человек в военной форме. Он искал свою семью, которая жила здесь до войны. Узнав о смерти жены и о счастливом спасении сына, он направился к дому Афанасьевых. Когда Лариса Мефодьевна узнала, что у Лёни жив родной отец, долго не могла в это поверить. Ведь ей придется расстаться с ним. Так и случилось. Георгий Федорович увез Лёню с собой в Россию, где он служил. Однако не долго пробыл мальчик со своим кровным отцом. После того, как день за днем тот видел бесконечную тоску сына по маме, он принял решение вернуть его в приемную семью.

После войны Лёня пошел учиться в местную семилетку, которой стал руководить Алексей Никифорович. Воспитанный, высокообразованный, вместе с Ларисой Мефодьевной он приложил все силы, чтобы вырастить достойного сына. Во время учебы в Малоритской средней школе Леонид профессионально занимался волейболом и десятиборьем, играл на гитаре и балалайке, участвовал в многочисленных соревнованиях и концертах по всему Советскому Союзу. Струнный музыкальный оркестр из Малориты даже занял второе место на республиканском конкурсе в Минске. 

Взрослая жизнь

К сожалению, через десять лет после войны умер главный кормилец семьи. Чтобы помочь маме, Лёня устроился на путевую дорожную машинную станцию и параллельно поступил в железнодорожный техникум. Работал бригадиром, затем мастером, главным инженером. Среди паровозных гудков, ярких ночных огней, едкого дыма и пахучего креозота появятся первые литературные зарисовки, которые станут основой цикла «З пуцейскага юначага». В них романтичный рабочий-путеец восторгается жизнью и счастлив от осознания необходимости своей работы. Самые первые произведения мастера слова были напечатаны на страницах малоритской газеты «Сельская жизнь» в 1958 году. Спустя семь лет Леонид Георгиевич станет курировать в ней отдел писем и массовой работы, затем переедет в областной центр и будет организовывать районное радиовещание, действующее при «Заре над Бугом».

В его трудовой книжке нет пустых страниц. Учитель белорусского языка и литературы, преподаватель истории и географии, председатель комитета по физкультуре и спорту при райисполкоме, директор спорткомплекса «Локомотив»… В 1971 году начинающий писатель заканчивает филологический факультет Брестского пединститута. Во время учебы он заводит тесные знакомства с Владимиром Колесником и Алексеем Масейчиком. Первый из них станет его литературным наставником, а второй — лучшим другом. 

В филатовском стиле

События жизни Леонид Георгиевич описывает в своих книгах – «Дарога», «Ляховецкая торба», «Жывая зямля», «Адарваць ад сэрца» и других. Всего издал 13 книг. В своем творчестве прозаик несколькими штрихами создает портрет человека, описывает то или иное событие емко и метко. Филатовский стиль схож с чеховским: в малой форме он так же умеет передать глубокое содержание. Однако, в отличие от русского классика, все его герои имеют особенную человечность, которую автор пытается увидеть в каждом из них. Его герои – внутреннее отражение писателя. Бесхитростные, простые и открытые. Порой автор их идеализирует, как идеализирует и людей, стараясь увидеть в них только хорошее, доброе. И они отвечают тем же. Принимают его душевность, живое участие в их судьбе, умение поддержать и сказать ласковое слово, которого так порой не хватает. Все творчество Леонида Георгиевича проникнуто любовью к родному краю, людям, которые спасли его на пороге войны и подарили надежду на будущее, воспитали его чутким и душевным человеком. Его проза насыщена неожиданными отступлениями и лирическими воспоминаниями. Жизнь он показывает такой, какая она есть.

Такая же насыщенная, без прикрас, полная событиями и его действительность. После рождения первенца – дочери Людмилы — Лариса Мефодьевна забрала внучку к себе. Супруга Леонида долго болела и не могла выкормить малышку. Бабушка души не чаяла в Люсеньке, воспитывая ее разносторонним ребенком. Учила петь, декламировать стихи, танцевать и слушать музыку. Спустя четыре года родился брат девочки – старший сын Леонида Алексей. Много позже он пойдет по дедовской военной стезе…

Со своей второй женой Марией Ивановной Леонид Георгиевич познакомится в Мухавецкой средней школе, куда он придет преподавать в 70-х. И встретит со своей верной половиной более четырех десятков лет. В этом счастливом союзе родится сын Иван. Он так же, как и родители, станет преподавать в местной школе. Будет вести уроки физкультуры и тренировать детей, а позже подарит отцу замечательную внучку, «чкаленка» Валерию.

Кстати, нынешний год для семьи Филатовых является юбилейным не только в связи с именинами главы семьи. Если сложить юбилейный день рождения его и супруги, сына и внучки, то получится круглая цифра в 210 лет. С такой достойной датой и поздравляем Леонида Георгиевича!

Прырыцкі край – жыцця выток,

Радзімы любае куток!

Тут акрыяў, у палёт узняўся,

За хлеб і ласку дзякуй шчырае сказаў

І назаўжды застаўся…

Наталья ТОЛКАЧЕВА

 

Похожие новости

Create Account



Log In Your Account



Заказать звонок
+
Жду звонка!