«Лучшая награда от Бога и от Родины – это мой сын!» | Заря над Бугом
«Лучшая награда от Бога  и от Родины – это мой сын!»

«Лучшая награда от Бога и от Родины – это мой сын!»

29 лет назад – 15 февраля 1989 года — последний военнослужащий ОКСВА, генерал-лейтенант Б. Громов, пересек советско-афганскую границу. Но и сегодня ветераны той войны продолжают вспоминать свою боевую юность, проведенную под палящим солнцем восточной страны, которая теперь ассоциируется именно с нескончаемым конфликтом, в котором нет победителей.

Среди тех, кто выполнял интернациональный долг в ДРА, был и подполковник запаса Александр Королюк, который живет сейчас в Чернях. Александр Иванович преподает в местной средней школе допризывную подготовку, является членом совета брестской районной организации ОО «БСВВА». Александр Королюк – человек скромный, он не любит рассказывать о своем участии в той войне. Хотя за два года офицерской службы сапером ВДВ в горах Афгана ему пришлось испытать многое: жестокие и бескомпромиссные схватки с моджахедами, потерю боевых товарищей.

Отвечая на вопрос, что же привело его в армию, Александр Иванович вспоминает историю из далекого детства. Однажды в магазине он увидел фуражку с блестящим козырьком и попросил у мамы ее купить. Та согласилась, и хотя это был головной убор лесничего, мечта стать офицером запала в душу Александра. Потом по этой стезе пошел старший брат. Поэтому вопрос о том, какой путь стоит выбрать после окончания школы, практически и не стоял. Молодой и амбициозный человек поступил в Каменец-Подольское высшее военно-инженерное командное училище (к слову, Александр Королюк родом из Винницкой области). Из 300 человек 25 были выбраны для особой роли: им предстояло стать саперами для ВДВ и спецназа. В число этой элиты попал и Александр Иванович.

В конце декабря 1979 года в ходе операции «Шторм 333» советский спецназ устранил президента Афганистана Хафизуллу Амина, который, по данным разведки, начал налаживать за спиной у руководства СССР контакты с американцами. В страну был введен ограниченный контингент советских войск. Начался затяжной конфликт, который продлился почти 10 лет. Уже летом туда отбыли первые два человека из взвода Александра Королюка. Он же, получив лейтенантские погоны, уехал в Рязань, где стоял один из полков прославленной Тульской дивизии ВДВ, на должность командира саперного взвода. Однако долго пробыть там Александру Ивановичу не пришлось: 10 декабря 1981 года он получил приказ на отправку в Афганистан для выполнения интернационального долга. На тот момент молодому офицеру был всего 21 год.

Первым местом службы Александра Королюка на афганской земле стала древняя крепость Бала-Хиссар в Кабуле. Здесь находились подразделения 357-го полка ВДВ. В его задачу входила охрана столицы Афганистана от групп душманов, которые периодически появлялись в окрестностях города. «Когда пришел в расположение, то увидел, как офицеры, собирающиеся на Родину, упаковывают купленные в Афгане вещи: джинсы, шубы. Меня заинтересовало, по какой цене все это приобретено», – рассказывает Александр Иванович. — С таким вопросом я и обратился к командиру роты. Тот в ответ сказал: «Давай встретимся завтра, и я расскажу тебе о цене». Утром командир отвел новичка к большой палатке с короткой надписью над входом: «Морг». Картина была не для слабонервных. Хотя в палатке шла повседневная рутинная работа морга. Увиденное отбило раз и навсегда желание покупать и одежду, и что-либо другое: только бы выжить на этой страшной войне!

В районе Кабула Александр Иванович участвовал в двух боевых операциях. Занимался проводкой колонн, минированием местности. Были бои с душманами, где приходилось использовать и стрелковое оружие.

В феврале офицера откомандировали из Кабула в Митерлам, населенный пункт в провинции Лагман, где находился 1-й батальон полка. Этот город был совсем недалеко от афгано-пакистанской границы, и война здесь шла во всю мощь. Из соседнего государства непрерывным потоком шли караваны с оружием и наемниками, и в задачи десантников входил контроль путей перемещения душманов. Александр Иванович отмечает, что весьма серьезную помощь советским войскам оказывали сами местные жители. Они понимали, что наемники придут и уйдут, а вот им нужно как-то уживаться с «шурави». Поэтому часто душманы попадали в ловушки именно по наводке митерламских крестьян. Результативность была на высоте: вся дивизия брала меньше трофеев, чем один ее батальон. Из-за активности и афганцев, и советских войск удавалось удачно пресекать поставки оружия в страну.

Снабжение батальона происходило по трассе Кабул — Джелалабад. В одной из рутинных поездок за продуктами в город Александру Ивановичу пришлось проявить недюжинное мужество, чтобы спасти и себя, и своих боевых товарищей. «На одном из участков дороги путь нашей колонне преградил блокпост. Солдаты на нем объяснили, что дальше ехать нельзя: душманы выставили мины и их снайперы держат под прицелом всю округу», — вспоминает Александр Иванович. Саперы этого подразделения отошли и чего-то ждали, но командир колонны из Митерлама не намерен был задерживаться. И здесь Александру пришлось вступить в схватку со смертью. Танк сломал шлагбаум на дороге, и саперы медленно двинулись вперед. Основных инструментов обнаружения мин было 2 – собственные глаза и щуп. Солдаты внимательно осматривали дорожное полотно, отыскивая душманские «сюрпризы». Затем в дело вступал офицер-специалист. На том участке Александр Иванович лично уничтожил 6 мин специальными накладными зарядами: враг уже тогда пользовался и управляемыми по проводам фугасами, и ставил мины на неизвлекаемость, поэтому намного безопаснее было просто подорвать смертельный «подарок» душманов.

В мае 1982 года молодой офицер на полтора месяца уехал в отпуск. По возвращении в Афганистан он получил новую задачу и стал заниматься постройкой пункта технического обслуживания. На первый взгляд, ничего сложного, но учитывая то, что много раз приходилось преодолевать с десяток километров по враждебной территории на грузовиках практически без вооружения (штатные автоматы не в счет), задача кажется совсем нетривиальной.

Впрочем, заканчивали строительство уже другие люди – Александр Королюк был командирован в провинцию Бамиан. Задача стоявшего там батальона состояла в охране аэродрома. Совершать выходы на расстояние более двух километров от базы было запрещено – соотношение сил складывалось явно не в пользу ВДВ. Зато в распоряжении воинов-десантников была хорошая артиллерия, которая вкупе с отличной разведкой позволяла наносить удары по наиболее ретивым душманам, не давая им подойти близко к взлетной полосе. Вдобавок, банды вели войну и между собой, что облегчало задачу советским солдатам. Александр Королюк со своими саперами занимался минированием подходов к расположению батальона в плохо просматриваемых местах, провожал и встречал группы разведчиков. Длилась такая война около полугода. Но затем в батальон прибыл новый командир. С первых дней ситуация на аэродроме ему не понравилась. Начались более длительные выходы десантников на расстояние в 4 и более километров.

Напротив взлетной полосы аэродрома возвышались величественные Бамианские статуи Будды. Этих исполинских изваяний сегодня мы уже не увидим – в 2001 году оба были уничтожены талибами. Но в начале 1980-х громадины нависали над советской базой. Вполне естественно, что душманы выбрали площадку над ними для пулеметных обстрелов гарнизона. В 3 — 4 километрах от скал враги переходили речку, поднимались по хребту и выходили на точку над самыми головами статуй. Было принято решение сделать засаду и уничтожить пулеметчиков. Стоит отметить, что это была чистой воды самодеятельность – командование в Кабуле о дерзкой задумке ничего не знало.

На задание отправились два взвода, усиленных отделениями АГС и саперов. В их задачу входила установка возле моста через речку мин направленного действия. Затем, по задумке, следовало дождаться подрыва душманов, добить уцелевших и вернуться в расположение батальона. Однако в первую ночь никто не явился. Поэтому утром командир роты отправил один взвод обратно с расчетом: враг подумает, что ушли все, и спокойно двинется по старому маршруту к мосту, где нарвется на засаду.

«Ребята пришли к обеду. Довольные: достали где-то огурцов, картошки. Один прапорщик, командир взвода АГС, сел писать письмо молодой жене, с которой сочетался браком в отпуске, – вспоминает Александр Иванович. — Пишет, мол, что обещает не рисковать, вернуться целым и невредимым к ней и ребенку». И в этот момент раздался сигнал тревоги. Засадная группа сама попала под огонь противника. Вокруг дома, в котором были десантники, росли высокие деревья: стреляли и с них, и из-за заборов. Решение приняли на месте. Нужно прорываться бронегруппой к окруженным и срочно увозить их оттуда. Пока подошли к мосту, с другой стороны уже стреляли из гранатометов. «И тут командир мне говорит: «Крот! (это мой позывной), разминируй мост!» А как я под таким обстрелом туда пойду?» – рассказывает Александр Королюк. Но десант своих в беде не бросает, и он отдал приказ пересекать мост. Бронетранспортер буквально перелетел его и оказался на почти ровной площадке размером с футбольное поле, по периметру которой шел арык. Из него по машине прицельно стреляли душманы. В тот момент Александр Иванович подумал, что не зря потратил время со своими бойцами на модернизацию бронемашины: на крыше БТР-Д была закреплена зенитная установка ЗУ-23-2, а борта дополнительно прикрыты броней, снятой с подбитых бронетранспортеров. Ведя огонь во все стороны и непрерывно маневрируя, машина Александра Королюка «выживала» на протяжении некоторого времени.

«Прошу дать команду отходить. Но мне говорят, что несколько единиц техники проехали через мост за мной и были подбиты. Нужно прикрыть эвакуацию раненых и убитых. Возвращаясь, наблюдаю такую картину: три бронемашины стоят с опущенными вниз стволами орудий, вокруг лежат мертвые солдаты», – снова возвращается в воспоминаниях в тот далекий день Александр Иванович. Патроны заканчивались, вдобавок километрах в трех Александр Королюк заметил группу из 200 душманов, спускающихся с горы. «В горах все не так, как на равнине. Поэтому видно даже лица, да что там лица, бороды бандитов! А от меня требуют поддержки огнем».

Бронетранспортер отъехал к небольшой пещере – в ней Александр Иванович заметил двух раненых – лейтенанта-артиллериста и сержанта. Как только их забрали, машину начали забрасывать со склона горы гранатами. Взрывом одной из них молодого офицера ранило в руку. И тут же начался пожар. «В тот момент, пока горели пороховые заряды «зушки» на крыше силового отделения, я вспомнил всю свою жизнь. Хотя прошла минута, показалось, что это была вечность», – отмечает Александр Королюк. Вскоре было дано «добро» на отход, и израненная бронемашина вернулась в расположение части.

Та операция послужила страшным и кровавым уроком. Из 120 человек, участвовавших в бою, 95 выбыли: ранены, контужены, убиты. «Тот прапорщик, что писал жене письмо перед боем, тоже погиб. Они с товарищем ехали сначала со мной. Три гранаты пролетели мимо, и оба решили перейти в техническое замыкание колонны. Но беда достала их и там. Реактивная граната попала в люк бронетранспортера. Прапорщик умер на месте: кумулятивная струя пробила ключицу, половину груди и оторвала руку», – вспоминает Александр Королюк.

Афганская война для подполковника запаса Александра Королюка закончилась в 1983 году. После он служил в различных подразделениях ВДВ по всему Советскому Союзу: в Каунасе, Бресте, Фергане, Омске. Выйдя на заслуженный отдых, Александр Иванович стал работать в Чернинской средней школе учителем допризывной подготовки. Он награжден нагрудным знаком «За разминирование» (за службу он обезвредил около 300 невзорвавшихся боеприпасов) и другими знаками отличия. Однако главной наградой в жизни он считает своего сына Кирилла. Тот закончил Чернинскую школу, с курсантских лет удостоен чести находиться на Доске почета учебного заведения. Сейчас капитан Королюк проходит службу в войсках ПВО, дважды участвовал в международном конкурсе зенитно-ракетных войск «Ключи от неба», где награждался медалями за 2-е место и ценными призами. Имеет сын Александра Ивановича Грамоту от министра обороны РБ и Благодарность Президента Беларуси. В 2017 году Кирилл Александрович получил досрочно звание капитана. «Так что лучшая награда от Бога и от Родины – это мой сын», – завершает разговор своим веским словом Александр Королюк.

Антон ПОПОВ

Фото из личного архива А.И. Королюка

Похожие новости

Create Account



Log In Your Account



Заказать звонок
+
Жду звонка!