НИКОЛАЙ ЗАЯЦ, ИЗ СТРАДЕЧЬ, ученый с мировым именем, ОСТАЕТСЯ ЦЕНТРОМ ПРИТЯЖЕНИЯ | Заря над Бугом
НИКОЛАЙ ЗАЯЦ, ИЗ СТРАДЕЧЬ, ученый с мировым именем, ОСТАЕТСЯ ЦЕНТРОМ ПРИТЯЖЕНИЯ

НИКОЛАЙ ЗАЯЦ, ИЗ СТРАДЕЧЬ, ученый с мировым именем, ОСТАЕТСЯ ЦЕНТРОМ ПРИТЯЖЕНИЯ

Прибужская земля родила многих замечательных людей. Своими талантами, трудолюбием, организаторскими способностями и преданностью любимому делу они не только прославили весомыми достижениями свое имя, но и внесли значительный вклад в процветание своей родины. Среди них — Николай Емельянович Заяц, уроженец деревни Страдечь. Он — известный в нашей стране и за рубежом талантливый ученый-экономист. На его малой родине — в деревне  Страдечь — по праву гордятся своим земляком. В этом году исполняется 75 лет со дня  рождения ученого. Это, согласитесь, весомый повод вспомнить о заслугах нашего земляка.

О том, каким был этот человек, очень красноречиво говорит такой факт. Николай Емельянович Заяц ушел из жизни в 2004 году, но до сих пор друзья, коллеги и бывшие аспиранты его не забывают. Каждый год 27 апреля, в день, когда его не стало, друзья и близкие собираются, чтобы вспомнить все доброе, что он сделал для людей, сказать ему еще раз спасибо. Какими же мощными должны были быть авторитет и влияние на коллег и соратников со стороны этого человека при жизни, чтобы по прошествии столь длительного времени он продолжал оставаться для них центром притяжения! Жена, Глафира Витальевна, говорит: «Одна сотрудница — доцент кафедры, которую долгое время возглавлял супруг, сказала однажды: «Сколько буду жить, столько буду приносить ему цветы, ведь это он меня заставил доработать и защитить диссертацию». Такая верность со стороны людей, хранящих память о нем, свидетельствует  о том, что Николай Емельянович по праву может считаться создателем научной школы финансистов республики, идеи которого развивают его ученики и последователи.

Авторитет в научном мире, заслуженные звания, ответственные должности, изданные монографии и учебники, защищенные под его руководством кандидатские и докторские диссертации говорят о том, что его имя навсегда вписано в историю белорусской педагогики и науки. В 1991 году Николай Заяц защитил докторскую диссертацию по теме «Финансовый механизм развития АПК» и стал доктором экономических наук. Получил ученое звание профессора. С 1991 по 1997 годы он — проректор по учебной работе Белорусского государственного экономического университета (далее — БГЭУ). С 1997 по 2002 годы, будучи проректором по научной работе, курировал все научно-исследовательские работы БГЭУ.  С 1996 года — член-корреспондент Академии аграрных наук Республики Беларусь, с 2003 года – член-корреспондент Национальной Академии наук Беларуси. Возглавлял совет по защите диссертаций. В течение 8 лет являлся членом Президиума Высшей аттестационной комиссии (ВАК). За большой личный вклад в развитие экономической науки и заслуги в подготовке высококвалифицированных кадров в области экономики  ему было присвоено почетное звание «Заслуженный экономист Республики Беларусь». Награжден знаками «Отличник образования Республики Беларусь», «Отличник финансовой системы», многочисленными именными грамотами, в том числе грамотами министерств финансов и образования, а также Национального банка Республики Беларусь. Признанный ученый не только в нашей республике, но и за рубежом. Участник многих зарубежных конференций — в Польше, Франции, Испании, Китае, России. Международным биографическим центром (Кембридж, Англия) в 2002 году его имя в числе тысячи имен великих ученых было  внесено в международную энциклопедию «Кто есть Кто. Деловой мир СНГ».

Жизненный путь Николая Емельяновича начался в деревне Страдечь. Он родился в простой крестьянской семье в 1943 году. Отец, Емельян Иосифович, трудился рабочим-железнодорожником, а после выхода на пенсию еще долгое время работал в местном колхозе. Мама, Татьяна Михайловна, трудилась в колхозе полеводом. У Николая был старший брат Степан. По словам двоюродной сестры Татьяны Рак, Николай «пошел в маму». У него был такой же, как и у мамы, спокойный, не взрывной характер. Татьяна Михайловна Заяц была очень простым и добрым человеком, наделенным природной, житейской мудростью. К ней местные люди шли за советом и помощью. Говорят, она даже могла облегчить болезнь молитвами. В школе деревни Страдечь до сих пор работает уборщицей женщина, которая может рассказать о том, как ее соседка, Татьяна Михайловна, не раз предлагала ей свою помощь — приглядеть за детьми во время отсутствия взрослых.

В условиях военной и послевоенной бедноты приходилось много работать. Николай,  как и любой другой деревенский ребенок, с детства знал крестьянский труд. Помогал родителям управляться по хозяйству. Но дети – есть дети, и как же без ребячьих забав? По словам двоюродной сестры, в детстве Николай был большим любителем поиграть с мальчишками в футбол. Счастьем для ребятни в послевоенные годы было прокатиться на велосипеде. Велосипед-то был тогда в диковинку. Особенно деревенская детвора любила покататься на лошадях, но удостаивались они этого права только после того, как выполняли какое-нибудь поручение в колхозной конюшне. В 1949 году Николай поступил в первый класс Страдечской семилетней школы. Супруга Глафира Витальевна рассказывает: «Особую роль в жизни Николая Емельяновича сыграла его первая учительница – Елена Тимофеевна Сорокина. В школу он пришел на год раньше положенного времени, поэтому ему отказали в приеме документов. Но мальчик упорно приходил и тихонько сидел за последней партой. Учительница не стала его выгонять. И впоследствии он стал лучшим учеником в классе. Очень часто Николай вспоминал о ней и рассказывал в семейном кругу, как учительница подходила к нему, гладила его по затылку за хорошо решенный пример или задачу, а он, как котенок, выгибал спинку. На открытии школы после капитального ремонта я говорила о том, как можно оставить след в жизни ребенка на всю жизнь своей добротой, лаской, вниманием». Николай Емельянович не забывал свою первую учительницу и много лет спустя вместе с женой навещал ее дома. Закончив семилетку в 1956 году, он покинул родительский дом и продолжил учебу в средней школе № 6 г. Бреста. Жил в это время в городе с братом.

После окончания школы молодой человек уехал учиться в Молодечненский учетно-плановый техникум. Приобретя в 1962 году профессию бухгалтера, работал некоторое время по специальности. А затем отправился служить в рядах Советской Армии. В танковых войсках он закалил свой характер и проявил лидерские качества — был командиром танка, занимался спортом – отлично играл в волейбол.

В 1965 году поступил в Белорусский государственный институт народного хозяйства (в простонародье называемый «нархоз») на финансово-экономический факультет (специальность «Финансы и кредит»). С этим учебным заведением его судьба будет связана крепко-накрепко – вся его дальнейшая трудовая жизнь пройдет в стенах именно этого учебного заведения. Обладая лидерскими качествами, он оказался в эпицентре студенческой жизни, активно занимался общественной работой. Но приезжать на родину в студенческие годы стал значительно реже. И не потому, что не тянуло домой. Став активным участником стройотрядовского движения, он проводил каникулы в трудовом режиме.

И все-таки, пусть и ненадолго, но Николай навещал родителей. Татьяна Рак вспоминает, как, придя в дом своей тети, находила брата-студента, погруженного в большое количество газет. Они были разложены по всей его комнате, лежали даже на полу. Он был очень скрупулезным и вдумчивым читателем – попутно делал пометки, что выдавало в нем наличие критичного ума — качества, присущего будущему ученому. Находясь дома, он не только читал газеты, но и активно помогал родителям по хозяйству, в котором имелись и лошадь, и корова. Приходилось заготавливать много сена и соломы. В этом деле Николай был первым помощником отца. В домашнем хозяйстве их семьи было около 30 соток приусадебного огорода. Больше земли в те времена людям не давали. Татьяна Рак вспоминает, как Николай, считая такое положение неразумным, говорил: «Если человек хочет работать, надо дать ему землю – пусть трудится».

В 1969 году по распределению Николай Заяц попал на работу в Министерство финансов БССР (старшим методистом бюджетного управления). Его сразу заметили — министр финансов Болеслав Иосифович Шатило умел мотивировать своих молодых сотрудников. Но карьера государственного служащего Николая не привлекала.  Ей он предпочел тернистый путь ученого. Поэтому на аппаратной работе долго не задержался и, вопреки уговорам руководства министерства, сулившего хорошие карьерные перспективы, поступил в аспирантуру. «Николай Емельянович не выбирал простых путей и широко открытых дверей, мог предвидеть будущее», — говорит Глафира Витальевна.  Отучившись в аспирантуре, подготовил к защите кандидатскую диссертацию и досрочно защитил ее. В 1977 году решением совета в Вильнюсском государственном университете им. В. Капсукаса ему была присуждена ученая степень кандидата экономических наук.

В Минске в жизни Николая произошло еще одно судьбоносное событие – здесь он встретил свою Глафиру. К тому времени оба уже получили высшее образование, Николай начинал учебу в аспирантуре, а Глафира работала инженером на заводе. Их семейный союз, заключенный по большой любви, оказался длиною в жизнь. «Для молодой семьи это было сложное время в материальном плане – аспирантской стипендии и моей зарплаты не на многое хватало. А через полтора года у нас появился первенец, — вспоминает Глафира Витальевна. — Сынок оказался на удивление спокойным, не крикуном, не мешал отцу работать над диссертацией». Успех мужа в научной работе, несомненно, был и заслугой жены. Она стала мужу верным другом и помощником. «У нас была своя печатная машинка, на которой я печатала его первую диссертацию, — вспоминает Глафира Витальевна. – Она еще и сейчас хранится у нас – на радость внукам. Но без трудностей не бывает. Буквально за неделю до защиты ВАК СССР изменил некоторые требования к диссертациям, поэтому пришлось срочно (за неделю) существенно сокращать объем его научной работы, а это ужасно больно для автора — просто как ножом по сердцу. Думаю, что это потрясение отняло у него несколько лет жизни. Но он уложился в срок и успешно защитил диссертацию в Вильнюсе. Подготовка докторской диссертации, как мне показалось, прошла более спокойно. Хотя отдельных его коллег сильно задевало то, что такой молодой ученый «лезет» защищаться в Ленинград (докторскую диссертацию он защищал в Ленинградском финансово-экономическом институте). В то время в Минске не было профильного совета по его специальности», — говорит супруга ученого. 

Несмотря на огромную занятость, Николай Емельянович, по словам Глафиры Витальевны, был заботливым отцом для своих двоих сыновей – Андрея и Алексея.

Пример отца, наверняка, повлиял на выбор ими жизненного пути — не случайно оба пошли по его стопам: как и отец, они получили экономическое образование, отучившись вначале в финансово-экономическом колледже, а затем – в Белорусском государственном экономическом университете.

При жизни Николай Емельянович успел увидеть только одного из своих внуков — любимого Владика, а сегодня их у него уже четверо. Тридцать два года счастливой семейной жизни пролетели незаметно…

Придя на работу в ведущий экономический вуз страны — Белорусский государственный институт народного хозяйства имени В.В. Куйбышева (теперь – БГЭУ), Николай Емельянович  проработал на кафедре финансов этого учреждения до конца жизни. Начал здесь трудовую деятельность в статусе ассистента и последовательно прошел все ступени профессионального роста: старший преподаватель, доцент и профессор кафедры финансов. С 1992 года он возглавил кафедру финансов (с 2004 года – кафедра финансов и финансового менеджмента). Его отношение к своей работе было таково, что он переживал за каждую лекцию и считал: если его рубашка за время лекции осталась сухой или не все студенты смотрят ему в глаза, то лекция провалена. Впрочем, такой подход применялся им к любому делу, которым он занимался. В свое время в БГЭУ практиковалось  проведение анонимных опросов среди студентов на предмет оценки популярности педагогов. Николай Емельянович всегда имел очень высокий рейтинг, что было поводом для уважения со стороны коллег. Педагогом он был великолепным. Поддерживал в молодых специалистах-экономистах самостоятельность и независимость суждений, увлеченность, настойчивость и любовь к научному творчеству. У него было немало учеников, студентов и аспирантов, которые многого достигли благодаря его школе. Под его руководством 9 ученых стали кандидатами наук, 2 – докторами экономических наук. Многие из его аспирантов впоследствии стали руководителями банков, сотрудниками международных организаций, сделали большие успехи в науке или на государственной службе. Среди них Николай Корбут – министр финансов с 1997 по 2008 годы и Сергей Румас – заместитель премьер-министра Республики Беларусь с 2010 по 2012 годы, а с августа 2012 г. – председатель Правления ОАО «Банк развития Республики Беларусь».

Удивительно, сколь много успел сделать этот человек в своей жизни. Он — автор большого количества научных работ в области валютно-финансового и бюджетного регулирования, ценообразования, кредитования, налогообложения и других актуальных экономических проблем, в том числе 18 монографий, учебников и учебных пособий. Опыт Николая Емельяновича как профессионала высокого уровня, его научные наработки задействовались при совершенствовании бюджетной и налоговой политики государства, были важны для укрепления финансово-экономического потенциала республики. Предложенные им и его коллегами научные концепции нашли отражение в ряде законодательных актов. Он был членом ряда советов, выполнявших эксперто-консультативные функции по выработке важнейших решений государственной экономической политики: научно-консультативного совета по вопросам денежно-кредитной политики при Национальном банке РБ, руководителем секции по экономическим вопросам научно-экспертного совета при Председателе Совета Республики Национального собрания Республики Беларусь, членом рабочей группы по усовершенствованию законодательства в связи с присоединением Республики Беларусь к Всемирной торговой организации.

Но чтобы столько сделать, приходилось очень много, напряженно и самоотверженно работать. По словам Татьяны Рак, днем он работал на работе, а по ночам — дома. «В его доме было огромное количество книг, — говорит она. — Когда к ним ни зайдешь, его стол — всегда завален бумагами. Как он все это успевал?» Увлеченность и высокая результативность его труда объясняются тем, что он любил дело, которым занимался.

На чужбине человеку всегда «не по себе», и потому раньше люди, отправляясь в дальнюю дорогу, брали с собой частичку своей родины — горсть родной земли. Частичку малой родины бережно хранил в своей душе и Николай Емельянович. Духовная связь с ней не прерывалась на протяжении всей его жизни, красной нитью проходя через нее. «Пока были живы родители Николая, каждое лето в отпуск мы приезжали в деревню Страдечь, — рассказывает Глафира Витальевна. — Всегда было чем заняться – сенокос, жали рожь, заготавливали дрова, собирали грибы, что-то строили. Работы по хозяйству всегда хватало, и наша помощь всегда была к месту». Мама Николая Емельяновича умерла в 1990 году. В Минск пришла весть о том, что она плохо себя чувствует. Оставив все дела, Николай Емельянович вместе с женой приехали на родину. Застали ее еще живой. Но, дождавшись сына, вскоре она умерла у него на руках. Отца не стало пару лет спустя – в 1992 году. Родители были похоронены на деревенском кладбище. В Бресте оставался со своей семьей старший брат Степан. Потом не стало и его. Брата похоронили рядом с родителями. Но до сих пор в деревне стоит дом, где прошло детство Николая Емельяновича Зайца. В нем сегодня уже никто не живет, изредка приезжает сын Степана Емельяновича.

Со смертью родных связь Николая Емельяновича с родиной не оборвалась. «Николай умел дружить и имел настоящих друзей», — говорит его жена, Глафира Витальевна. К землякам он относился особенно внимательно, с любовью. Будучи верующими людьми, Николай Емельянович и Глафира Витальевна жертвовали деньги на строительство страдечской церкви. Никогда не отказывал в помощи даже малознакомым уроженцам деревни Страдечь. Многие страдечские ребята поступили учиться в БГЭУ. Татьяна Рак вспоминает: «Помню, как-то он сказал мне: «Таня, я когда принимаю абитуриентов, стараюсь, прежде всего, из деревни молодежь брать, потому что они трудолюбивые». 

Приезжая на родину, Николай Емельянович с семьей обязательно заходил и в родную школу. Многие годы ее директором был замечательный человек — Виктор Иванович Гарах. Он также поделился с корреспондентом своими воспоминаниями. «Мы оба принадлежали к представителям послевоенного поколения. Нам довелось познакомиться на одной из встреч выпускников. В страдечской школе любят это мероприятие. В тот раз приехало много выпускников, чей внешкольный стаж исчислялся не одним десятком лет. Были представители разных профессий и сфер деятельности. Нас свело то, что Николай Емельянович учил студентов, а я – детей школьного возраста. Мы долго говорили на разные темы, но больше – об образовании. Он с теплотой говорил о своей малой родине. Его здесь интересовало все. Уезжая в Минск после встречи, спросил: «Чем я мог бы помочь школе?» Не скромничая, я сказал: «Устарели наши компьютеры». Через несколько дней – звонок из Минска от Николая Емельяновича. «Пиши отношение на ректора Белорусского экономического университета», — сказал он. Еще через неделю мы уже имели не новые, но гораздо более сильные компьютеры. В системе образования зачастую не хватает средств. Я опять обращаюсь к нему с просьбой. Он связывается с тогдашним начальником финотдела Брестского облисполкома, своим однокурсником, Ромуальдом Садовским. После чего тот принимает меня в своем кабинете в облисполкоме. Так решился вопрос перечисления денежных средств на школьную мебель в несколько классных комнат. Николай Емельянович  старался помочь всем, кто к нему обращался. Часто помощь чистосердечно предлагал сам. Такой помнится случай. Когда будучи в Минске на курсах директоров я созвонился с ним по вопросам все тех же школьных проблем, он вдруг спросил: «Где ты остановился в Минске?» Отвечаю: «В общежитии, комната на четырех человек». «Слушай, у меня в черте города – дача. Берешь ключи — и все в твоем распоряжении», – сказал он. «Так вот запросто. Являясь автором большого количества книг, дарил книги и в нашу школьную библиотеку. Так что в свое время он немало сделал для обустройства школы. Везло нам вместе бывать и на страдечских свадьбах. Мы строили планы на будущее, но, к великому сожалению, его не стало».

Глафира Витальевна рассказала корреспонденту, что на похоронах ее мужа из уст высокопоставленных лиц прозвучала мысль о том, чтобы увековечить память ученого на родине – так возникла идея присвоить его имя школе, в которой он учился. «Но при обсуждении с Глафирой Витальевной этой идеи, — продолжает Виктор Иванович Гарах, — я высказал мысль, что присвоить это имя школе при имевшемся состоянии учебно-материальной базы и школьного здания просто кощунственно». «А что нужно? » – спросила Глафира Витальевна. Я ответил: «Капитальный ремонт и реконструкция. Дело в том, что школа в деревне Страдечь возводилась сразу после войны, когда катастрофически не хватало средств. Собрали местных мужчин, которые могли орудовать топором и пилой, и возвели школу, без всякого проекта, на глазок, можно сказать – сделали, как смогли. Со временем, к 1980-м годам, школа пришла в совершенно аварийное состояние: потолок прогнулся, несущие конструкции прогнили,  штукатурка осыпалась, на стенах появились огромные трещины. В общем, она была в очень бедственном состоянии. Действительно, повесить памятную доску с именем уважаемого ученого на аварийные стены было негоже. В какой-то мере решению вопроса способствовал несчастный случай – авария в Краснопольской школе Гомельской области, когда во время занятий на детей обрушился спортивный зал. Этот случай получил сильный резонанс — прогремел на всю республику. Было понятно – надо что-то делать и в Страдечской школе, чтобы не повторилось подобное, причем делать незамедлительно. Я написал об этом в газету, вышел на республиканское телевидение – телевизионщики приехали, сняли все трещины и обвисшие потолки. Подключилась семья Николая Емельяновича Зайца. Решение о капитальном ремонте принималось на самых высоких уровнях». Глафира Витальевна ходила на прием к министру финансов Николаю Корбуту и, объяснив ему ситуацию, попросила помочь в этом вопросе. «В моем присутствии министр звонил в областной финансовый отдел и согласовывал этот вопрос», — говорит она. И вот в 2004 году Министерством финансов были выделены деньги на капитальный ремонт и реконструкцию объекта. Кроме средств республиканского бюджета, для этой цели были частично задействованы средства областного и районного бюджетов.

В том же году работы по капитальному ремонту и реконструкции школы, наконец, начались. Они осуществлялись на протяжении года. Причем, на действующих площадях – это значит, что в это время учебный процесс не прекращался. «Учебные занятия не срывались, — отмечает Виктор Иванович. — Не снизился за это время и уровень учебного процесса: в год, когда осуществлялась реконструкция школы, процент поступления в вузы выпускников школы оказался даже более высоким по сравнению с предыдущим показателем. Задействовано было пять подрядных организаций. Тогдашний председатель райисполкома Владимир Мацука говорил мне: «Если что случится, нам двоим — несдобровать». Надо сказать, что Владимир Мацука лично курировал процесс. Почти каждый день в 6 часов утра его машина стояла уже возле школы, почти ежедневно планерки проводились с его личным участием. До последнего многие не верили, что к 1 сентября мы все успеем. Вышестоящие власти уже стали задумываться о том, каким образом обеспечивать учебный процесс в том случае, если  работы не будут закончены в срок. Но я все отвергал, утверждая, что мы успеем. Все делалось очень слаженно. И все работы были завершены вовремя — к 1 сентября 2005 года. От старой школы остались только внутренние стены, все остальное – потолки, крыша и прочее — было заменено на новое. Появился пищеблок с обеденным залом и складскими помещениями. Глафира Витальевна и ее старший сын Андрей Николаевич (он тогда работал в Министерстве финансов) все время звонили – интересовались, как продвигаются работы. Я два года не был в отпуске в связи с ремонтом школы. Активно и безвозмездно работали на стройке местные жители — родители учащихся». В общем, школу восстанавливали всем миром. Так в деревне Страдечь появилась обновленная современная школа, которая к 1 сентября 2005 года приняла своих учеников.

Теперь не зазорно было присваивать ей имя Николая Емельяновича Зайца. Ходатайство местным властям о присвоении школе имени ее знаменитого выпускника было подготовлено Михаилом Мясниковичем. Вопрос решался на уровне областного управления образования. И в декабре 2005 года у входа в школу была установлена мемориальная доска, гласящая о присвоении ей имени Николая Емельяновича Зайца. На торжественном открытии мемориальной доски присутствовали Глафира Витальевна и Андрей Заяц. «Из уважения к Николаю Емельяновичу после присвоения его имени школе я собрал материал о его жизни и деятельности, и на основе этой информации была сделана композиция настенных стендов, посвященных человеку, чье имя было присвоено школе, — говорит Виктор Гарах. — В коридоре школы стенды с биографическими данными и заслугами именитого выпускника может увидеть каждый посетитель. В школе подготовили лекторскую группу из учащихся, слаженно  рассказывающую гостям о своем земляке – Николае Емельяновиче Зайце. А после ремонта в новую, красивую школу зачастили различные делегации. Бывал у нас и Петр Климук с тогдашним руководителем СПК «Остромечево»  Алексеем Скакуном. Я испытываю огромное удовлетворение от того, что знал этого человека, и от того, что дело,  начатое в 2005 году, спустя 12 лет получило хорошее завершение». А завершение было таково: в 2013 году с подачи тогдашнего начальника управления образования Михаила Андреевича Тихончука в программу трансграничного сотрудничества была включена проектная заявка на строительство пристройки к школе в деревне Страдечь. Благодаря этому через 12 лет после капитального ремонта — в 2017 году — за деньги, выделенные Всемирным банком, рекордными темпами была возведена пристройка к школе, в которой теперь размещаются спортзал, начальные классы, библиотека. На ее торжественное открытие также приезжала Глафира Витальевна вместе с сыном.

Все, знавшие Николая Емельяновича, в один голос говорили – это был скромный, простой, добрый, внимательный человек. Теплый, душевный, он был тем, о ком можно было сказать «душа компании». По словам Глафиры Витальевны, «он был прирожденным тамадой». Будучи человеком проницательным, на любом мероприятии умел сказать о человеке такие слова, так охарактеризовать его качества, что присутствующие удивлялись, а как это они раньше не приметили или упустили такое — это касалось и сугубо личных качеств, и семейных, и профессиональных способностей и достижений. «Он не был пустословом, — добавляет Виктор Иванович Гарах. — К нам в школу на встречи приезжало много бывших выпускников – солидных людей, ставших директорами или занимавших другие высокопоставленные должности, которые много обещали, а в действительности помощь школе оказали только два человека – Николай Заяц и Николай Демчук. А с уходом Николая Емельяновича в мир иной на школу еще раз обратили внимание», — говорит директор.

Нашедшему последнее пристанище на чужбине принято класть на могилу горсть родной земли. Частичка малой родины — горсть родной страдечской земли, заботливо привезенной родными, есть и на Московском кладбище Минска, где похоронен Николай Емельянович. Он ушел из жизни очень рано, на шестьдесят втором году, по пути на работу. Когда его провожали в последний путь и привезли для прощания в Белорусский государственный экономический университет, которому он посвятил большую часть своей жизни, то, по словам Глафиры Витальевны, именно тогда впервые в это здание был внесен православный крест. Проститься с любимым педагогом и наставником пришло очень много студентов и преподавателей. Выступая на похоронах перед присутствующими, декан факультета банковского дела тогда сказал: «Если бы ко мне на похороны пришла хотя бы десятая часть тех, кто пришел проститься с Николаем Емельяновичем, можно было бы думать, что не зря прожита жизнь…»

Наталья ДЯДИЧКИНА

Похожие новости

Create Account



Log In Your Account



Заказать звонок
+
Жду звонка!