НЯНЕВИЧИ: ЗАТЕРЯННЫЕ, НО НЕ ЗАБЫТЫЕ | Заря над Бугом

На карте Прибужья есть незаслуженно забытые уголки, где когда-то кипела жизнь, «с гулом техники, свадьбами и крестинами». Но по каким-то причинам люди оставили эти места, и они потихоньку исчезают из нашей жизни, стираются с карты былые названия. Потому-то мы и решили с нового года открыть в нашей газете новую рубрику «Точка на карте Прибужья», под которой постараемся рассказывать о маленьких деревушках нашего района — далеких и близких, забытых и полузаброшенных.

Безусловно, к их числу принадлежат и Няневичи. С 1905 года известные как хутор Турнянской волости Брестского уезда Гродненской губернии. Почти полностью сожженные во время Первой мировой войны. После Рижского мирного договора 1921 года Няневичи вошли в состав Брестского повята Полесского воеводства Польши, а с 1939 года – в БССР.

Деревня находится на территории Чернавчицкого сельсовета. Она расположена в 7 километрах к востоку от Чернавчиц и в 12-ти северо-восточнее Бреста. Добраться сюда из города можно, доехав до Ивахновичей или Сосновки на маршрутке, а затем еще по прямой километр лесом. Сегодня постоянно здесь проживают только супруги Поляковы. Няневичи – совсем небольшая деревня, границы ее очерчены лесом и полем, и вся территория видна, как на ладони. В лучшие времена здесь жило до 12-14 семей.

 

Последняя из могикан

Казалось, еще несколько лет назад жизнь в Няневичах навсегда угасла. В начале 2000-х там оставалась всего одна жительница – Мария Кицак. «Заря над Бугом» побывала тогда у бабушки Марии в гостях. По рассказам женщины, она приехала в деревню с мужем и детьми в 1962 году. В то время здесь было с дюжину дворов. Прежде чем вернуться в родные края, а Мария Кицак была родом из соседних Деменичей Жабинковского района, жизнь хорошо помотала ее. Во время войны, 17-летней девушкой, она была угнана в Германию. Работала на заводе, где вытачивали детали для самолетов. Там и познакомилась со своим будущим мужем. После войны супруги жили поначалу в Украине, на родине мужа, а потом перебрались в Беларусь. В середине семидесятых он умер, а где-то с конца 90-х бабушка Мария осталась на хуторе одна. Трое ее детей к тому времени давно уже разъехались кто куда. Но бабушка не жаловалась на одиночество. У нее было небольшое хозяйство — куры, утки, кошка да пара собак. Кажется, ее не смущало, что на хуторе не было электричества и других благ цивилизации. По воспоминаниям председателя Чернавчицкого сельисполкома Александра Солоневича, она даже не хотела, чтобы на хутор провели свет. «Бо вси сюды пойдуть и строитыся будут», — говорила она.

Единственное, что попросила, так это телефон. Председатель колхоза «Искра», а ныне ОАО «Чернавчицы» — Иван Владимирович Бурда позаботился, чтобы на хуторе была телефонная связь. По соседству с бабой Маней размещался пчелопитомник, принадлежавший хозяйству. Телефон установили в ее хате, чтобы она не теряла связь с миром. Почта привозила ей пенсию и продукты. Конечно, навещали ее дети и внуки.

С тех пор прошло почти пятнадцать лет. Бабушки Марии давно уже нет на свете. В ее доме сегодня никто не живет — он слегка покосился, провалилась крыша. Казалось, что история Няневичей на этом закончилась. Но это не так. Сегодня на хуторе уже нет свободных участков. Главный специалист землеустроительной службы Брестского райисполкома Татьяна Глухова рассказывает, что вся земля здесь роздана, это 12 участков, на которых строятся новые дома — заложены фундаменты. Один старый дом выкупила многодетная семья. Пока она здесь не живет, а приезжает сюда только летом. Может, если бы здесь было электричество, то остались бы жить постоянно.

 

Откуда корни

Наверное, в судьбе каждого, даже самого небольшого населенного пункта, можно отыскать что-то интересное. Няневичи в этом роде не исключение. От председателя сельисполкома Александра Солоневича впервые узнали, что здесь родилась мама известного актера театра и кино, заслуженного артиста России, народного артиста РСФСР — Николая Чиндяйкина. Популярность ему принес фильм «Мама, не горюй!». Вспоминаются, конечно, и другие яркие роли актера. Информацию о родителях знаменитости удалось узнать из его биографии. Когда началась война, отец будущего актера

Николай Чиндяйкин

— Дмитрий Чиндяйкин служил в автополку в Киеве. Осенью 1941 года он попал в плен. И пройдя несколько лагерей, был направлен в Брест. Вместе с военнопленными фашисты выгоняли на работы и местное население. Так он познакомился со Стефанидой. А через некоторое время его отправили в Германию. Он не знал, что Стефанида ждет ребенка. После войны, как большинство военнопленных, Дмитрий оказался уже в советском лагере. Однако о своей любимой не забыл. Ему удалось разыскать ее — из деревни Няневичи пришел ответ, что Стефанида жива и воспитывает дочку Леночку. Летом 1946 года Дмитрия перевели на вольное поселение в село Черное, что в Горьковской области, и она приехала к нему. А 8 марта 1947 года у них родился сын Николай. 

«Мы вышли на Чиндяйкина, — рассказывает Александр Солоневич, — накануне празднования 500-летия деревни Чернавчицы. Он обещал приехать, но что-то не получилось, приносил свои извинения».

Виктор Поляков, который сегодня живет в Няневичах вместе со своей супругой Ниной Павловной, является родственником Николая Чиндяйкина. «Все мои четыре тетушки жили когда-то тут, — рассказывает Виктор Петрович. – Вообще, наша настоящая фамилия – Поляк. Как получилось, что стал Поляковым, и сам не знаю. Когда оформлял документы на этот дом, в Чернавчицком сельсовете сказали, что он числился за моими родителями с 1944 года, а построен был в 1926 году. Здесь я родился, а в школу ходил в Ивахновичи».

В Няневичах они живут, можно сказать, круглый год. Только иногда отлучаются в город по какой-нибудь надобности — то в поликлинику, то пенсию получить, то внуков навестить. В Бресте у них есть квартира, где живет их сын со своей семьей. А сами решили пока обосноваться в деревне – здесь и воздух почище, да и хочется быть поближе к земле.

Недавно хозяева сделали в доме капитальный ремонт — утеплили стены, перекрыли крышу, обновили печку — зимой готовят в доме, а летом — на улице. Воду берут из колонки, есть и колодец. «Знаете, мне хорошо тут», — делится своими ощущениями Виктор Петрович.

 

Земля людьми славится

Среди уроженцев этой деревни была и такая известная личность, как Ярослав Захарович Ширнюк, родившийся 12 декабря 1914 года. Более полувека этот замечательный человек отдал любимому делу – строительству дорог и мостов. Он возводил мост через Буг, впоследствии ставший погранпереходом и дорогой, ведущей в Польшу, а также Суворовский мост через Мухавец. О судьбе его в одном из очерков рассказал брестский историк Василий Сарычев. После освобождения Бреста от немецко-фашистских захватчиков занимался восстановлением дорог и мостов. Долгие годы был главным инженером дорожно-эксплуатационного управления и дорожно-строительного района, заместителем управляющего дорожно-строительного треста. Ярослав Захарович прожил долгую и очень интересную жизнь, он умер в 97 лет.

В Няневичах также жил еще один незаурядный человек — Иван Ануфриевич Кунашко. В середине 80-х он работал в пошивочном цехе колхоза «Омелинно», председателем которого была Елена Ивановна Тарасюк. «Мы его звали просто дядя Ваня, — рассказывает женщина. — Здесь шили дубленки, полушубки из овчины, а также из нутрии и кролика. Хозяйство у нас было необычное — овцеводческое, и потому надо было как-то крутиться, чтобы оставаться на плаву. И вот мы решили создать на базе колхоза цех выделки и швейный цех, размещавшийся в двух комнатах административного здания. Инициатором этого дела стал Алексей Семенович Дайнеко, который и подсказал, что в Няневичах живет один мастеровитый человек. Мы пригласили его к нам на работу. Это был настоящий самородок, освоивший портняжное дело еще «за польским часом». К тому же – очень хороший человек. Свой опыт он передал нашим работницам. Очень способной ученицей оказалась Юзефа Гамзюк. Мы шили полушубки на заказ для населения и вывозили на рынок, где они пользовались спросом».

Казалось бы, всего лишь маленькая точка на карте Прибужья, а сколько интересных фактов и судеб. Отрадно, что на этом история деревни Няневичи не заканчивается и у нее есть продолжение. Может быть, теперь, когда здесь снова поселятся люди, она воскреснет и наполнится новой жизнью? Засияют электрическим светом окна новых домов. Серой лентой асфальта проляжет сюда дорога. Конечно, а как иначе? Современную деревню трудно представить без этих благ.

Марина САМОСЕВИЧ

Фото автора

 

 

Create Account



Log In Your Account



Заказать звонок
+
Жду звонка!