ОЙ, ПРИ БОРУ, ПРИ БОРУ…. | Заря над Бугом

ОЙ, ПРИ БОРУ, ПРИ БОРУ….

Деревня, где прошло мое детство, называется Приборово. Теплая волна любви поднимается в моем сердце всякий раз, когда я вспоминаю этот тихий уголок моей родины. Радуюсь, что, несмотря ни на какие политические перипетии, как бы проверяющие мир на живучесть, моя деревня выстояла, оставшись сильной, красивой и работящей. Здесь любят землю и умеют на ней трудиться, здесь умеют строить дома, играть свадьбы, рожать детей, и когда придет время – достойно стареть и тихо уходить. Как птица приучает своих птенцов к полету, так и родители здесь рано приучают своих детей к сельскому труду. Везде — порядок, ухоженность, передаваемые из поколения в поколение.

Мне интересно прошлое моей деревни. И как же непростительна была моя, как и, впрочем, и многих других представителей моего поколения, нелюбознательность! Сколько интересного могли рассказать нам наши бабушки-дедушки — живые свидетели истории. Впервые не из школьных учебников, а именно из уст моей дорогой неграмотной бабушки (с каким-то не совсем крестьянским именем) – Елены Бенедиктовны – 1898 года рождения, я услышала слова: царь, революция, голод, немец (нет, еще не тот, который в сорок первом, а тот, который в четырнадцатом). Потом снова война, голод… Родные мои! Сколько же вы пережили! Откуда брали силы, чтобы выстоять, победить и, спустя годы, иметь свое продолжение в нас?

И уж, конечно же, мне почти ничего неведомо о более древней истории моей деревни. Можно только предполагать, что это удивительно красивое место с роскошным лугом в пойме судоходной реки Буг, с полями и лесами, где — дичь, ягоды, грибы — не могло не манить к себе. Есть такие сведения, что именно в Приборове была обнаружена одна из первых стоянок древнего человека периода неолита.

Кстати, в моей деревне есть совершенно замечательный и всеми любимый водоем, называется он Тоня (с ударением на втором слоге). Летом здесь радуют глаз желтые кувшинки и белые лилии, здесь отличная рыбалка, отменное место для купания. Едва научившись ходить, местная ребятня, уже умеет плавать. Речка глубока, таинственна, с легендой, передаваемой из уст в уста, — о якобы затонувшей здесь в давние времена церкви. Было это или нет — уже никто не узнает. Но своим названием, думаю, эта чудесная речка обязана нашим предкам-рыболовам. Тоня — так они называли ту часть водоема, которая была ими оборудована для вытягивания из воды закидного невода, надеюсь, полного рыбы…

Что касаемо более поздних времен, то есть сведения, что именно в здешних местах когда-то простирались земли польского гетмана воеводы Томаша Замойского, от чьего имени, якобы, произошло название соседней ныне благоустроенной и «весьма фаворитной» деревни Томашовка. Говорят, позже эти земли скупались евреями, они жили здесь в местечках долго и счастливо, вплоть до самой страшной войны, где и были расстреляны в гетто, сожжены фашистскими извергами в печах Собибора и Влодавы.

Без мужских рук в деревне не прожить. Я не помню, чтобы кто-то жаловался, что устал, что тяжело — не принято это в моей деревне.

Наши мамы успевали все: работали, вели хозяйство (корова, поросенок, куры-гуси были в каждой семье), обрабатывали огород, воспитывали детей… Они не читали книг ни по педагогике, ни по психологии, а дети у них получались воспитанными, трудолюбивыми, талантливыми.

В моем классе не было ни одного ребенка из неполной семьи. В те годы разводов не было вообще. Нет, вспомнила, — был один, но это было всеми осуждаемое явление, отклонение от нормы, нонсенс. Был один принцип — простой, как наскальный рисунок первобытного человека: женился — живи, люби и уважай жену, поднимай детей, обеспечивай семье достаток. Так и было.

Не было браков пробных — гражданских. Супружеских измен тоже не было. (Вижу чью-то саркастическую улыбку: да все-то ты знаешь…) Да, знаю, и берусь утверждать, что поколение наших родителей было высоконравственным. А, может быть, из-за колоссальной нагрузки дома и на работе им просто не хватало времени для всякого рода глупостей и сантиментов?…Их жизнь для нас – пример, образец для подражания.

Что мне нравится в моей деревне особенно, так это то, что она — глубинка. Находясь в стороне от больших дорог, она, тем не менее, крепко связана с «большой землей» — Брестом посредством и дизель-поезда, и «таксичек», и собственных авто, которых сейчас предостаточно у местных жителей.

Естественно, и нашу деревню не обошли стороной блага цивилизации. И все же, в очередной раз, поохав над сюжетами Андрея Малахова в его передаче «Пусть говорят», жительницы моего села, слава Богу, выходят к тем же колодцам, где стояли их бабушки, чтобы пообщаться друг с другом, потому что предлагаемое информационное поле для них все-таки слишком узко. Оно не может удовлетворить их естественной потребности в близких сердцу деревенских новостях, где ключевыми являются слова: умер-родился, продал-купил, женился-развелся, напился-подрался, а также – почем нынче ведро черники или парочка поросят… Благо, жизнь такой немаленькой деревни как Приборово, дает не меньшее многообразие сюжетов, нежели предлагаемые для просмотра сериалы…

Здесь — свои страсти, свои радости, свое горе. Так, например, не миновала жителей села и такая извечная русская беда, как неумеренное употребление горячительного. Сколько слез выплакано матерями, женами! И погибали от водки, как правило, люди хорошие, работящие.

И когда однажды летней ночью от удара молнии сгорела дотла православная деревянная церковь, построенная еще в 1811, выстоявшая в пору всех лихолетий, многие восприняли это как знак: люди, остановитесь, оглянитесь, задумайтесь, что-то, может быть, неправедное вселилось в ваши души, станьте лучше, чище, добрее.

И мне кажется, после что-то изменилось к лучшему.

И если сейчас многие деревни, сгибая спины, стареют и исчезают, то моя – радует глаз красивыми благоустроенными домами, чистотой и порядком. И пусть не прозвучит пафосно, но главное ее богатство – люди, местные жители, составляющие одну большую семью. О них нужно писать отдельно, потому что здесь каждый по-своему интересен и уникален.

Сегодня я живу в городе, обдуваемом балтийскими ветрами. Я люблю этот город со следами немецкой культуры. Российским Калининград стал после ожесточенных боев в годы Великой Отечественной. Здесь у меня семья, работа, друзья. Здесь прожита большая часть жизни. Люблю Балтийское море, не перестаю восхищаться его величием. Но…

Но однажды вдруг в тебя вселяется непреодолимая грусть. Ты чувствуешь себя безмерно уставшим от ритма этого относительно большого города, от его шума, условностей, понтов, зачастую фальши, а может быть, просто — от недостатка свежего воздуха. Тебе хочется настоящего. «Ностальгия по НАСТОЯЩЕМУ» — так назвал это состояние другой поэт.

И тогда ты приезжаешь в свою деревню. Тебя приветствуют то ли вздохом, то ли тихим шелестом могучие клены во дворе; калитка привычным грустным скрипом открывает оберегаемые ею владения. И ты распахиваешь дверь молчаливого родительского дома, и чувствуешь, как радостно вдруг забилось сердце в его деревянной груди (и не надо говорить, что у дома не может быть сердца). А откуда-то из небытия ты слышишь знакомые звуки, шаги и голос, нет на свете его роднее… Вдыхаешь трогательные запахи детства.

Вокруг дома спит-дремлет земля, которую когда-то так старательно, умело и любовно обрабатывали натруженные руки…

…Потом ты сам становишься частью этого общинного привольного деревенского мира. Здесь все знают друг друга, называют по имени, при встрече здороваются, обмениваются какими-то незначительными фразами. Главное — не пройти мимо, не обидеть молчанием. Здесь невозможно притвориться и быть не тем, кто ты есть на самом деле.

А вот и прекрасный луг! «Здесь дышится легко, здесь мира чистота!»

А вот и такой знакомый, изобилующий летом и осенью грибами, почти что домашний, лесок, куда можно идти хоть в комнатных тапочках, хоть босиком. Здесь с каждой сосной, осиной или березкой хочется поздороваться.

А еще везде, куда ни кинь глазом, совершенно замечательная зеленая-зеленая трава.

Однажды, через несколько дней, под крышей старой летней кухни ты замечаешь воробьиную семейку, которая так щедро чирикает-щебечет, то ли радуясь за тебя, то ли за что-то ругая.

Иногда в гости своей мягкой грациозной походкой приходит соседский кот, наблюдает за тобой издали. Наверное, это просто тебе показалось, что он все про тебя знает.

С курицей-хулиганкой, каждый день несанкционированно перелетающей через твой забор и неистово гребущей на твоей территории, у тебя устанавливаются тоже неплохие доверительные отношения.

И уже, когда на землю с неба упадет сначала несколько осторожных крупных капель, а потом радостно зашумит, загрохочет густой всеобъемлющий летний дождь, почти что ливень – на душе, как в детстве, становиться легко, светло и чисто.

И происходит удивительное. Ты освобождаешься от всего наносного и суетного. Ты близок к какой-то высшей истине и правде. Ты освобождаешься от себя. Ты становишься собой.

Галина КОНЮХОВА, г. Калининград

Похожие новости

Create Account



Log In Your Account



Заказать звонок
+
Жду звонка!