Они видели ад на земле | Заря над Бугом

Они видели ад на земле

11 апреля во всем мире отмечался Международный день освобождения узников фашистских лагерей. Эта дата стала памятной потому, что именно в этот день в 1945 году  узники Бухенвальда подняли интернациональное восстание против гитлеровцев и вышли на свободу. Кажется, как давно это было… Но только не для тех, кто прошел сквозь ужасы фашистских застенков. Биографии этих людей —  настоящие уроки мужества для молодого поколения.

На территории Германии и оккупированных ею стран действовало более 14 тысяч концлагерей. Фашистские «фабрики смерти» прошли около двадцати миллионов человек, в том числе 5 миллионов советских граждан.

Памятные мероприятия, встречи бывших узников, поминовение погибших, возложение цветов к могилам и местам захоронения жертв фашизма проходят во многих странах мира.

Не забывают этот день и у нас в Прибужье. На прошлой неделе в районном Доме культуре почтили память жертв фашистского террора и чествовали тех, кто, пройдя все испытания,  дожил до наших дней. Сегодня в Брестском районе проживает 68 узников фашистских лагерей.

Леонид Филатов, Людмила Романенко, Лидия Волкович, Алла Метлицкая, Алефтина Стельмашук и Афанасий Спадобаев были приглашены на это мероприятие, чтобы рассказать нам, не видевшим всех ужасов войны, не испытавшим голодного и холодного детства, о страшных днях и годах, проведенных в немецкой неволе.

О своей судьбе поведала председатель Брестской областной организации бывших несовершеннолетних узников фашизма Людмила Петровна Романенко. В феврале 1944 года, когда ей было всего шесть лет, их семью вместе с жителями других деревень угнали в концлагерь Озаричи.

— Мы оказались на болоте, за колючей проволокой. Здесь не было крематориев и газовых камер, но здесь и не было бараков или хотя бы какого-нибудь укрытия от ветра, дождя и снега. Мы жили под открытым небом, без огня, пищи и воды, — вспоминает Людмила Петровна. — Питались тем, что сумели спрятать: сухарями, зернами ржи… А вместо воды сгребали снег с деревьев.

В Озаричах узников умышленно заражали тифом. В зону регулярно привозили тифозных больных, чтобы инфицировать советских солдат в случае их появления в лагере во время отступления немецких войск. Эпидемия распространялась молниеносно.

— Заразились тифом и умерли в течение одной недели мои две бабушки и сестра отца. Они так и остались незахороненными на том болоте, как и другие погибшие, — с горечью вспоминает Людмила Петровна. — Мы уже не надеялись на спасение, каждый ждал своей участи. Но спасение пришло…

Несмотря на то, что Людмила Петровна была совсем маленькой девочкой, она хорошо запомнила тот день, когда полуживые люди встречали своих освободителей, когда поток людей хлынул к воротам лагеря и начали взрываться мины…

— Плакали не только мы, но и солдаты, увидев тысячи трупов, тысячи почти замерших женщин и детей, умирающих стариков, — рассказывает бывшая узница. — Помню, как выводили нас из лагеря узкой разминированной тропинкой, так как окрестности концлагеря были сплошь заминированы. Меня, больную, на руках нес красноармеец…

Совсем рано пришлось стать взрослым нашему соотечественнику, писателю Леониду Георгиевичу Филатову. Война вихрем ворвалась в их дом, как и в другие советские семьи. При первой же бомбежке разорвало маму Леонида Георгиевича — Федору Осиповну, погиб брат, а бабушке выбило глаза. Они, четверо маленьких братьев, остались сиротами в одночасье.

На их беду откликнулась сестра маминого ученика — Лариса Мефодьевна, она-то и заменила родную мать для маленького Лени. Но потеря матери и брата, бабушкина слепота стали только началом испытаний. Далее был концлагерь Потшиков, филиал Освенцима. Голод и болезни не обошли их стороной.

— Пасля вайны, шасцігадовым хлопчыкам пайшоў у школу, — вспоминает Леонид Георгиевич. — Вучыўся, працаваў, спаткаўся, падаў і ішоў далей. На ўсё жыццё ўдзячны беларускай зямлі за прытулак, за хлеб, якімі дзялілася з намі ў цяжкія гады…

Лидия Илларионовна Волкович встретила войну уже взрослой замужней девушкой. 20 июня, за два дня до войны, она вышла замуж. Война же разделила молодую семью на долгие пять лет. Она, как и многие другие ребята и девушки, была вывезена в Германию на принудительные работы. В группе из тридцати человек она сначала попала на сахарный завод, что под Гамбургом, затем в лагерь в Померанье, где пробыла три месяца. Следующей «остановкой» стал австрийский санитарный лагерь в Бадене.

— Это был рабочий лагерь. Но и там шла постоянная борьба за выживание, — вспоминает Лидия Илларионовна. — Нас за людей не считали, мы постоянно слышали только одно: «русиш швайн».

Голод, унижение и издевательства, гибель тех, с кем делила нечеловеческие условия жизни, страдания и болезни — вот что досталось молодой девушке в фашистской неволе. Все свои военные переживания, тяготы она подробно описала в книге «О прожитом и пережитом».

Сегодня, в свои 90 лет, Лидия Волкович — участница гуманитарного проекта «В твоей руке — моя рука» в рамках программы «Место встречи — диалог», финансируемой Германским фондом «Память, ответственность и будущее».

В этот день не остались в стороне и ребята. Перед собравшимися выступил ансамбль детского образцового цимбального оркестра Чернинской школы искусств. В их исполнении  звучали сочинение Джулио Каччини «Аве Мария», «Карагод», «Мозаика» и «Музыкі» в обработке руководителя ансамбля Жанны Троцюк.

А совсем юная Анна Титович смогла исполнить песню «Дети войны» так, что слова и музыка проникали в самые глубины души, а глаза присутствовавших в зале узников войны наполнялись глубоким раздумьем о пережитом…

Молодое поколение должно помнить о пережитых муках наших прадедов, передать память следующим поколениям, чтобы никогда больше не допустить войны на нашей земле! Этот урок истории достался такой страшной ценой, что мы просто не вправе пренебрегать им и забывать его.

Елена СЕЗИНА

Фото Юрия МАКАРЧУКА

 

Похожие новости

Create Account



Log In Your Account



Заказать звонок
+
Жду звонка!