ОТРЕЧЕНИЕ | Заря над Бугом

ОТРЕЧЕНИЕ

«Повзрослевшему Володе мать рассказала семейную историю, которая ошеломила юношу. Про войну и любовь, и, как итог, — рождение сына. Но в эту историю удивительным образом вплелись судьбы других людей, которых Владимир никогда не видел и даже не подозревал о существовании оных. Перед смертью мать попросила его: «Сынок, найди их, если они живы, поговори, постарайся объяснить, что мы не провинились перед ними ни в чем. Мы — лишь жертвы того страшного месива, что зовется войной…» Прошли годы. В предпраздничный майский день пожилой мужчина уверенной походкой вошел в один из подъездов пятиэтажного харьковского дома. Этажом выше хлопнула дверь. Навстречу вошедшему спускался рыболов с удочкой и вещевым мешком за спиной. Поравнявшись, они встретились взглядами. Первым сориентировался вошедший и, не теряя времени, спросил: «Скажите, пожалуйста, вы -Владимир Николаевич Судников?» На что тот утвердительно кивнул и в свою очередь поинтересовался: «А вы кто будете?» Хотя можно было и не спрашивать, мужчины были очень похожи друг на друга, правда, с разницей в возрасте лет восемь, не менее. Лицо старшего вытянулось от удивления: «Вы ко мне?» «Да, к вам, если позволите», — ответил приехавший. «Коль приехали, добро пожаловать», — промолвил старший. Он сразу же понял, откуда прибыл нежданный гость, — из Белгорода. Скованность первых минут встречи быстро развеялась. Спасительная рюмочка раскрепостила новых знакомцев, полился доверительный разговор. Не спеша мужчины размотали тугой жизненный клубок, рассказав друг другу о своем прошлом и настоящем. А поговорить им было о чем, ведь кровные, родные братья по отцу, они к тому же носили одно и то же имя — оба Владимиры Николаевичи. О существовании друг друга узнали, чуть повзрослев, но об общении мечтал лишь младший из них. Он много раз задавал себе вопрос: «Чем я провинился перед довоенной семь-

ей своего отца? Перед старшими братом и сестрой, которых никогда не видел? Почему они отреклись от своего погибшего отца и младшего брата?» А главное — ему очень хотелось объясниться с родными людьми, рассказать о себе, своей матери. Вспомнить общую предысторию.

…Когда грянуло лихолетье, отца мобилизовали на фронт, а семью, где было двое детей, эвакуировали в Казахстан, в город Кзыл-Орда. Связи между мужем и женой не было никакой. А сарафанное радио донесло до фронтовика печальную весть: семья погибла во время бомбежки. Подтвердить или опровергнуть страшное сообщение было некому, отношения между отцом и семьей прервались навсегда. В конце войны на фронте отец встретил женщину — военврача, они поженились. Планам на совместную мирную жизнь новоиспеченной семьи не суждено было сбыться. Отец погиб. Жизненную эстафету от отца принял маленький сын Володя, родившийся в Белгороде уже после окончания войны. Отец очень хотел будущего сына назвать именем, как он считал, сына погибшего. Так и живут братья с тех пор под одним именем.

Мать старшего умерла в 1947 году в Харькове от туберкулеза, а мать младшего вырастила сына сама, замуж больше не выходила, сказала себе: «Хватит, уже была замужем…» О существовании Володи-младшего семья узнала лишь тогда, когда пособие по потере кормильца разделили на троих детей. Старшего брата на воспитание взял дядя, брат матери, а сестра выросла в городе Ровно у своей крестной.

…С высоты прожитых лет прошлое виделось в ином свете. Вот и сейчас, Володя-старший корил себя за ребячество в оценках поступка отца. Он жалел, что потерял столько времени, лишив себя счастливой возможности общаться с очень симпатичным, интересным и добрым человеком — Володей-младшим. Он всем своим существом принял его. Жестом милосердия и раскаяния стало предложение старшего брата, не откладывая ни минуты, услышать голос сестры по телефону, пообщаться, объясниться. Голос Володи-младшего срывался от волнения, а на другом конце телефонного провода слышались рыдания обретенной сестры. Придя в себя, она пригласила братьев в гости, в Ровно. Встреча состоялась. Наконец-то многолетнее недоверие, недопонимание, неточная оценка семейной ситуации растворились в сознании родных по крови людей, оттаявших сердцами. Старшие дети отреклись от претензий к ни в чем не повинным отцу, младшему брату и его матери. По возвращении в Белгород Владимир Николаевич с легким сердцем и чувством исполненного долга отправился на кладбище к матери. Ему было что ей поведать. … Спустя полгода, в Польше, у памятника воинам-освободителям, низко склонив головы, взявшись за руки, горько плакали трое пожилых людей. Горсть земли с братской могилы они увезли в Белгород, Харьков, Ровно».

Александра ЛЯТЫЦКАЯ

Похожие новости

Create Account



Log In Your Account



Заказать звонок
+
Жду звонка!