ПО ВАРШАВСКИМ СЛЕДАМ ЮЛИАНА НЕМЦЕВИЧА | Заря над Бугом

ПО ВАРШАВСКИМ СЛЕДАМ ЮЛИАНА НЕМЦЕВИЧА

Находясь в Варшаве как слушатель ХХ курса международной летней школы «Несвижская Академия» по теме «Интегральность и комплексность как ценность объекта историко-культурного наследия» (Беларусь, Польша) и представляя в качестве дипломного проекта усадебно-парковый комплекс рода Немцевичей в д. Скоки, я не мог не воспользоваться возможностью и не посетить места, связанные с самым знаменитым представителем этого рода во всем мире – Юлианом Урсын-Немцевичем. Главными «находками» стали факсимильная копия Конституции 3 мая 1791 года и имение Урсыново, где жил Юлиан в Варшаве. Надо сказать, что судьба приводила нашего знаменитого земляка в этот город очень часто

В 1764 году маленький Юлиан впервые поехал туда с отцом на коронацию польского короля Станислава Августа Понятовского, которая проходила в тронном зале Королевского замка.

Тронный зал

В 1770—1777 годах учился в Варшавском кадетском корпусе. Был адъютантом Адама Казимира Чарторийского. В 1788-м избирается депутатом и участвует в работе Долгого Сейма, который также проходил в Королевском замке – резиденции короля. Известно, что Юлиан 144 раза выступал с поправками на этом Сейме. Здесь же произошло важное событие – провозглашение конституции Речи Посполитой 3 мая 1791 г. Этот документ нам известен под названием «Правительственный акт». Оригинал документа был зачитан лично королем. Именно этот момент показал на своей знаменитой картине художник Ян Матейко. А вот для депутатов были изготовлены печатные копии в виде книжки, факсимильную копию которой благодаря исключительной солидарности коллег из Королевского замка мне удалось получить. Теперь этот уникальный для Беларуси экспонат можно будет увидеть в музее в Скоках.

Факсимильная копия

В Варшаве Юлиан пишет свою известную комедию «Возвращение посла» и ставит премьеру в столичном Национальном театре. Снова он приезжает сюда из США в 1803 году, когда наследует имение отца в Скоках. В 1807-м окончательно возвращается в Польшу и селится около Варшавы. Занимает должность секретаря Сената Герцогства Варшавского. По некоторым данным уже тогда он приобретает возле Вилянуво усадебный дом 1777 года, построенный Александром Чарторийским, в котором и жил до 1831 года.

В 1809 году был награждён орденом святого Станислава. С 1813 года назначен секретарём Сената Царства Польского. В данный период своей жизни совершал поездки по территории бывшей Речи Посполитой, где искал и описывал памятники истории. Живя в Польше, Юлиан Немцевич часто вспоминал Скоки, неоднократно приезжал сюда к друзьям и родным (его двоюродный брат Станислав в 1816 — 1817 годах был гродненским губернатором), а также с целью исследования «национальных памятников» Гродно, Слонима, Новогрудка, Пинска, Бреста. Мечтал он и о материально-духовном возрождении родного края. Так, в одном из своих произведений писатель предсказывал Бресту в будущем экономический расцвет: «Плодами Европы и Азии наполнятся берега Буга и Мухавца».

В новосозданном Княжестве Варшавском занимал как государственные (секретарь Сената), так и культурно-просветительские должности (департамент образования, столичный Драматический театр). В это время он поселился в предместье Варшавы, купив тут небольшое имение.

Во время Варшавского восстания 1830—1831 годов Немцевич вошёл в состав Временного правительства, избирался сенатором-каштеляном. В 1830-м семидесятитрёхлетнего патриота попросили отправиться в Англию в поисках политической и финансовой поддержки. По приезде в Лондон он развил активную деятельность и даже выступил в британском парламенте. Но обратно уже так и не вернулся.

Имение Урсыново, чье имя сегодня носит весь район, первоначально было построено в 1775-1777 годах. Очень интересна история этого дома.

Герцогиня Изабелла-Станислава Любомирская «создала его (…) рядом с Вилянуво и Мокотова не для себя, а для своего любимого международного французского авантюриста по имени Мезоннев, королевского камергера». В 1777 году усадьба «на склоне» с другими зданиями была готова.

Возможно, сначала это было и так, но в 1785 г. дом был подготовлен для дочери Иза-беллы Александры и ее мужа Станислава Костко-Потоцкого, чтобы они могли провести здесь незабываемый медовый месяц. Поэтому первоначально  имение называлось «Roskosz» («Роскошь»), как и подобает месту, где провели медовый месяц молодые.

Мы знаем, как выглядел  особняк «на склоне» в 1784 году, потому что выдающийся архитектор Шимон Богумил Цуг оставил его описания (он также проектировал дворец в Натолине): «Это место называется «Роскошь», состоит из одноэтажного красивого дома с двумя крыльями, окруженными красивыми садовыми и дикими аллеями для прогулки; через долину вниз в ее глубине были построены и украшены несколько беседок у подножия источника, который был вымощен камнем».

Близость дома к небольшому лесу выглядела преимуществом для окружающего пространства. Надо сказать, что с возвышения, где стоит дом, также открывался вид на Варшаву.

Дворец Урсынов

Станислав Костка-Потоцкий, не только политик и писатель, но и архитектор-любитель, в 1785 — 1786 годы начал реконструкцию дома под руководством Кристиана Петра Айгнера, которому было приказано  расширить дворец. Загородная резиденция пополнилась вторым этажом и приняла форму павильона с четырехколонным портиком в стиле классицизма. С 1799 года у имения менялись владельцы, оно пришло в упадок, пока в 1822 году его не купил у Игнатия Кохановского Юлиан Урсын Немцевич.

Он как раз вернулся из США и хотел, чтобы его новый особняк назывался «Америка» или в честь первого президента Соединенных Штатов – «Вашингтон». Однако друзья переубедили его, утверждая, что это может быть не принято в Российской империи.

В итоге Юлиан решил назвать дворец своей второй фамилией. Объяснялось такое решение и наличием в родовом гербе Немцевичей изображения медведя, который на латыни звучит “ursus”.

Забегая наперед, нужно отметить, что после конфискации имения в 1831-м оно много раз меняло хозяев, пока в 1857 году его владельцем не стала семья Красинских, которая в 1858-1860 гг. полностью перестроила усадьбу в стиле неоренессанса.

С той поры фасад дворца украшали богатая резьба и скульптуры. В стенах второго этажа были помещены фигуры четырех знаменитых польских полководцев: Станислава Конецпольского, Стивена Чарнецкого, Иоанна Павла Сапеги, Яна Тарновского. В нишах стен возвели статуи древнеримских богинь Фортуны и Цереры. В центральной части фронтона поместили герб Красинских «Слеповрон», а на крыше стояли статуи детей, символизирующие четыре поры года. Эта семья владела имением достаточно долго, вследствие чего дворец еще называют Красинским. Во время строительства был использован новый материал –  чугун. Из него сделаны четыре парные стройные колонны, которые поддерживают террасу первого этажа из сада. К усадьбе вела широкая аллея из великолепной липы до пяти стволов. Дорога расходилась по обе стороны от боковых башенок.

Брама
Фортуна

В 1906 году имение пожертвовали польской школе, а в 1926-м передали в Министерство духовных дел и народного просвещения. Во второй половине ХХ века усадебный дом стал центром новых построек для естественноведческих школ в Варшаве и по традиции стал называться «ректорским дворцом». Сегодня эти территории и сами постройки принадлежат Варшавскому сельскохозяйственному университету.

Однако хотел бы более подробно остановиться на том периоде, когда здесь хозяином был Юлиан Немцевич. Сюда он приезжал каждый год в начале мая и уезжал в ноябре. Зиму проводил у своей приятельницы Александры Потоцкой в Виляново. В мае 1827 года он писал: «Благодарю Бога, что в моей старости уже пятый год позволяет мне начинать весну в моем имении. Приехал в него 7 мая под вечер, нашел все чистым и зеленым».

В Урсынове находился полуразрушенный дом, над дверями которого Юлиан попросил написать такие слова: «Пусть этот дом будет приютом моей старости». Рядом  с домом стояло несколько хозяйственных построек, за ними протянулся красивый луг, а далее – небольшой сосновый лесок. С невысокого пригорка, поросшего березняком, открывался прекрасный вид на Варшаву. В парке, как и в отцовском имении в Скоках, Юлиан установил множество скульптур на темы древнеримской и христианской мифологии. Поэтому за имением закрепилось название «дворец скульптур».

Дом был без полов, окон и дверей, кухня — без печки и трубы. Но Юлиан чувствовал, что нашел свое место на земле. Он решил все привести здесь в порядок, нанял людей для полевых работ, садовника, занялся разведением рыбы. Все это приносило ему небольшой доход. В Урсынове он выбрал себе место, где хотел бы быть похоронен.

Дом Немцевича выглядел очень скромно. В столовой, выкрашенной в соломенный цвет, стояли стол на 16 персон и черные, обитые кожей стулья. Из салона налево можно было пройти в спальню, стены которой были оклеены обоями в золотую клетку. На стенах висели карта Европы, портреты царя Павла и князя Чарторыйского. Из спальни двери вели в комнату прислуги, оттуда – в сени, где были ступеньки на чердак. За служебными помещениями находились  курятник, парники, конюшня, а над ней  — комнаты для гостей. Здесь ему очень нравилось, так как было скромно и уютно. Немцевич любил принимать у себя друзей, играть с детьми своего верного слуги Людвига, ухаживать за животными. В «Дневнике моей деятельности в Урсынове» он записывал состояние погоды, местной флоры и фауны, хозяйственные проблемы, философские рассуждения, приезжающих к нему гостей. Этот «Дневник» не является произведением самого высокого литературного уровня, но написан так  по-человечески, что, читая его, нам легко вообразить это живописное место и борющегося с превратностями судьбы старого одинокого человека, который первый раз в жизни чувствовал себя почти счастливым и спокойным. Немцевич плохо переносил одиночество, поэтому здесь всегда было много гостей. Фольварк Урсынов становился модным. Любимое поместье вдохновило его на написание поэмы «Мысли об Урсынове», в которой он пишет, что наконец сбылись его мечты иметь свой собственный угол.

Говорят, что здесь остался черных орех, посаженный Немцевичем из семян, подаренных ему президентом США Джорджем Вашингтоном.

24 июня 1831 года Юлиан в последний раз навестил свой любимый Урсынов. Успел записать в «Дневнике», что доход за 1831 год составляет 374,22 злотых. До конца жизни вспоминал и переживал за свой любимый уголок, которым всегда гордился.

Имя Юлиана Урсына Немцевича в Варшаве не забыто. Недалеко от центра польской столицы есть улица, названная в его честь. Также на юге есть улицы Урсыновская и Новоурсыновская. На последней, кстати, и находится знаменитый дворец Урсынов, который дал название современному микрорайону.

О том, что имение принадлежало раньше Немцевичу, напоминает не только одно из его официальных названий, но и установленная на главной аллее мемориальная доска с портретом деятеля, а также памятная доска на самом здании со свидетельством хозяйствования здесь Юлиана с 1822-го по 1831-й год.

Герб «Равич» лег в основу герба района Урсынов в 1967 году. Медведь стоит на стенах замка с двумя башнями, обозначающими город. Красный замок на желтом фоне символизирует Варшаву, так как его официальные цвета – желтый и красный. Ворота замка гостеприимно открыты. Зеленый пояс в нижней части герба подчеркивает связь с природой, а также то, что Урсынов был ранее лесным районом.

Урсынов

Равич

Герб района можно найти в официальных письмах, подписанных мэром, в ратуше, на плакатах, рекламных папках.

Дворцовый комплекс Урсынов с хозяйственными пристройками, террасой и лестницей в парк входит в реестр памятников историко-культурного наследия Польши. Недавно здесь начались реставрационные работы фасада усадьбы, а также парка.

В 2005 году на базе Варшавского сельскохозяйственного университета как некоммерческая организация начал свою деятельность университет третьего возраста им. Юлиана Немцевича. Интерес к учреждению огромен. Каждый год здесь проходят обучение около 700 человек.

Увлекательная биография и произведения писателя изу-чаются в польских средних и высших учебных заведениях. Время от времени переиздаются его сочинения. Правда, памятных мест, связанных с жизнью Немцевича, кроме варшавского Урсынов в Польше, практически не сохранилось. Конечно же, остались его дома в Париже (Франция) и  Элизабеттауне (США). Но чаще всего вспоминал Юлиан свое родовое гнездо в Скоках, где с 2013 года открылся историко-мемориальный музей «Усадьба Немцевичей». Именно благодаря масштабу этой личности  усадьба в Скоках сохранилась и развивается сегодня как научно-исследовательский центр жизни и творчества этого славного сына нашей земли, героя разных стран.

Перед историко-мемориальным музеем «Усадьба Немцевичей» открываются новые перспективы научно-исследовательской работы, а также культурно-просветительского сотрудничества с польской стороной.

Геннадий ХОДОР, методист по охране историко-культурного наследия  отдела идеологической работы, культуры и по делам молодежи райисполкома

 

Похожие новости

Create Account



Log In Your Account



Заказать звонок
+
Жду звонка!