Ровно в четыре часа… | Заря над Бугом

Ровно в четыре часа…

22 июня – одна  из самых печальных дат в нашей истории. Этот день напоминает нам о всех погибших в боях, замученных в фашистской неволе, умерших в тылу от голода и лишений.

В этот день на рассвете в 1941-м году фашистская Германия, вероломно, нарушив договор о ненападении, начала войну против Советского Союза. На территорию Беларуси наступала самая мощная группировка немецких войск – группа армий «Центр» в составе 4-й и 9-й полевых армий, 2-й и 3-й танковых групп, всего 50 дивизий. Их поддерживали 1600 боевых самолетов.

С первого дня войны Беларусь стала ареной самых крупных битв. Первыми удар врага приняли пограничники и передовые подразделения войск прикрытия. Вражеская авиация бомбила железнодорожные узлы, аэродромы, а также Брест, Гродно, Волковыск, Барановичи и другие белорусские города. Героически сражались пограничники 17-го Брестского пограничного отряда.

Первые часы войны… Чем запомнились они, как это было? Мы попробовали восстановить события, происходившие в  деревне Б. Мотыкалы. А помогала это делать председатель ветеранской организации Мотыкальского сельского Совета Лидия Зинькова.

Лидия Александровна – историк по образованию, с отличием окончила Белорусский государственный университет, более сорока лет проработала в системе образования. Долгие годы преподавала историю в Мотыкальской средней школе, была секретарем партийной организации, заместителем директора по воспитательной работе. По ее инициативе в школе был создан историко-этнографический музей, где были собраны материалы и о Великой Отечественной войны, и о земляках. «Во мне всегда билась исследовательская жилка, — рассказывает она, — всегда было интересно собирать материалы, связанные с нашей историей». Ветеранская организация, возглавляемая Лидией Александровной, насчитывает 783 человека, в том числе 14 ветеранов войны. В Мотыкалах уже мало осталось тех, кто мог бы рассказать о первых днях и часах войны.

Мы побывали в доме участника войны Сергея Панасюка в надежде услышать его рассказ. Сергей Михайлович был фронтовым санитаром – выносил раненых и убитых с поля боя. Прошел солдатский путь от Польши до Берлина. Но дочери сказали, что ветеран плохо себя чувствует и вряд ли сможет что-то рассказать.

Его ближайшая соседка по дому — Надежда Михайловна Панасюк. Когда началась война, ей было 11 лет. «Мы жили на хуторе, — рассказывает женщина, — в 200 метрах напрямую от железной дороги. Нас у родителей было шестеро детей: пять сестер и брат. В шесть часов утра по полевой дороге, мимо хутора, где мы жили, уже шли немцы. Мы видели их из окна своего дома. Помню, что со стороны Польши в это время шел пассажирский поезд, который остановился неподалеку. Нас немцы не тронули, пошли дальше. Да и, насколько знаю, в Мотыкалах не убили ни одного коммуниста и еврея в первые дни войны. А вот когда на Речице убили какого-то фашиста, то рассказывали, что согнали мужчин, выстроили их в ряд и каждого десятого расстреляли. Были, конечно, и облавы, и угоняли людей на работы в Германию…». Надежда Михайловна вспомнила, как ее сестра-инвалид выручила девушку с одного из соседних хуторов — Ольгу Панасюк (в замужестве). Когда немцы начали сгонять молодежь, она пришла и назвалась ее именем. Те посмотрели и отпустили девушку домой.

Как известно, в деревне Б. Мотыкалы до войны дислоцировалась 2-я пограничная комендатура и резервная застава, которая размещалась в бывшем здании казармы, построенной еще при Польше в 20-е годы. Сегодня на этом месте находится торговый центр и частный магазин.

22 июня в 4.15 застава подверглась артобстрелу противника. От снаряда загорелись склады, столовая и казарма. Личный состав по тревоге занял оборону. Кто-то погиб в первом бою, кто-то был ранен. Известно, что нескольким бойцам во главе с комендантом, майором Иваном Афанасьевичем Тропиным, удалось отойти в направлении Жабинки и присоединиться к нашим частям. Информация об этом человеке есть в музее Брестской погрангруппы. Там говорится, что Иван Тропин погиб в октябре 1941 года в битве под Москвой.

Сегодня на месте, где была комендатура, стоит памятный знак, на нем надпись: «Пограничникам 2 комендатуры 17 КПО героически погибшим в июне 1941 года. Помним». Он был установлен в 1991 году, когда была заложена новая церковь. А старая церковь и кладбище, где сейчас стоит школа, были разрушены вражеским снарядом в первые минуты войны.

Лидия Александровна показала, где находился плац, на котором проходило обучение пограничников, и где они учились стрелять — сохранились очертания тира. Мы также побывали на могиле двух пограничников, которых повесили немцы в первые дни войны, они похоронены на сельском кладбище. Несколько лет назад здесь был установлен гранитный памятник. Здесь же на кладбище в октябре 1942 года фашисты расстреляли 605 евреев, бежавших из Брестского гетто. В память об этой трагедии тоже установлен памятный знак.

Лидия Александровна считает, что в Мотыкалах нет как такового памятника, посвященного жертвам Великой Отечественной войны и землякам, и было бы неплохо объединить все три памятных знака в один. С одной стороны перечислить фамилии погибших земляков, с другой отметить, что здесь была комендатура и резервная погранзастава, а в третьей части вспомнить о жертвах холокоста. С этим предложением она уже обращалась к руководству района и вопрос якобы находится в стадии решения.

Лидия Александровна родилась в 1946 году, хорошо помнит свое голодное послевоенное детство. У ее мамы было девять детей. Семья жила на хуторе недалеко от Высокого. Отец был человеком образованным, окончил Брестскую гимназию. В 1938 году его призвали в польскую армию, где он выучился на радиста. Когда в 39-м пришла советская власть, воинская часть, которая находилась в Высоком, иногда использовала его знания в этой области, хоть он был уже гражданским человеком.

Накануне войны отца призвали в армию. Часть, где он служил радистом под Барановичами, попала в окружение. Отца взяли в плен и отправили в Волковыский концлагерь. Позже ему и еще нескольким заключенным удалось бежать. В 43-м он вернулся домой. Долго приходил в себя после концлагеря, болел. Больше в армию его не призывали. После войны работал бригадиром в колхозе.

«Моя мама, — продолжает она свой рассказ, — вспоминала, что немцы зверствовали во время войны, особенно жестокостью отличались венгры. Помню ее рассказ про своего деда. Ехал он как-то на повозке, а венгры хотели заставить его выполнить какую-то работу. Дед был у меня с характером, приказать ему никто не смел. За это и поплатился. Венгры привязали его к повозке, натравили овчарку, всю дорогу она кусала ему ноги и спину, еле-еле потом выходили его».

— Да, вначале немцы шли веселые, играли на губных гармошках, — рассуждает Лидия Александровна, — они думали, что война для них будет прогулкой, но встретив сопротивление, показали свое звериное лицо.

В первые часы войны Брест и крепость были подвергнуты массированному артобстрелу и авиабомбардировке. Героический гарнизон Брестской крепости больше месяца упорно сражался с врагом. Защитники крепости продемонстрировали необычайное мужество, отвагу и стойкость, чувство патриотизма, что стало фундаментом будущей победы.

Великая Отечественная война – это небывалая в истории по своим масштабам и ожесточенности битва советского народа против немецко-фашистских захватчиков. В этой войне Беларусь потеряла каждого третьего жителя – память о них будет жить вечно. Ночью 22 июня по сложившейся традиции в Брестской крепости-герое пройдет митинг-реквием, посвященный Дню всенародной памяти жертв Великой Отечественной войны.

Марина САМОСЕВИЧ

 

 

Похожие новости

Create Account



Log In Your Account



Заказать звонок
+
Жду звонка!