Смотрел в глаза смерти не раз… | Заря над Бугом

Смотрел в глаза смерти не раз…

С каждым годом все дальше и дальше уходит от нас победный май 1945-го. Но, к счастью, еще живы люди, сражавшиеся с фашистами и своими глазами видевшие ужасы Великой Отечественной войны. Федор  Никонорович  Епишко  из  Б. Мотыкал – один из них

Он родился осенью 1924 года в деревне Залядынье Ивановского района, в простой крестьянской семье. Там же окончил четыре класса так называемой «польской школы».

Война ворвалась в его жизнь внезапно… Федор был в родной деревне до 1944-го. Именно в этом году фашисты расстреляли в лесу его старшую сестру Раису. Ее обвинили в связи с партизанами…

В марте этого же года вместе с братом Павлом они были приняты в 217-й запасной полк Красной Армии. Их зачислили в один взвод… Выдали винтовки — поначалу без патронов, несколько дней обучали перебежкам в составе группы…

— А потом повели нас на Ковель, — рассказывает Федор Никонорович. — Ночью, через болото, по специально проложенным бревнам… Тогда еще город был занят немцами, но его уже окружили советские войска… На подступах к Ковелю мы стали окапываться, вырыли траншеи…

Немцы также занимали оборону в траншеях, окопах, вагонах. Позиции фашистов и советских солдат находились друг от друга буквально в полусотне метров…

— Как-то раз выглядываю я из своего окопа, — вспоминает Федор Никонорович, — и вижу, как прямо напротив меня, метрах в пятидесяти, из своего окопа высунулся немецкий солдат, в каске. А у нас даже касок не было, вместо них — шапки зимние… И прямо на меня фашист глядит, пристально так. Окопы наши — друг напротив друга, практически на одной прямой линии! Я физически ощутил тяжелый взгляд «фрица»… И тут же спрятался обратно в свой окоп. А через секунду надо мной пролетела пуля немецкого снайпера. Они очень активно «работали». Если б я еще хоть на миг задержался — стал бы трупом! Фактически, тот фашист, что на меня «пялился», жизнь мне спас…

А вот брат Павел не уберегся от снайперской пули. Она пробила ему насквозь нижнюю челюсть и на выходе попала в правое плечо. Павла увезли в госпиталь, в Кисловодск, где он пробыл девять месяцев. Потом, после войны, брат вернулся домой…

***

— В апреле на нас пошли немецкие танки. Бои были жестокие…

В итоге Федор вместе с еще одним солдатом, которого звали Василий, оказались вдвоем в подвале большого кирпичного дома…

— Там было полмешка мерзлой картошки, крупы. У нас имелся котелок. Питание, сами понимаете, скудное, да другого выхода не было. Ослабели мы, конечно, сильно… Помню, утром встанешь — и тебя качает… Аж до начала июня высидели мы в том подвале!

А когда солдаты выбрались наружу — «нарвались» на фашистов. Так Федор Никонорович попал в плен…

— Немцы повели нас в тюрьму, поставили к стене. Хорошо помню этот день… Мы стоим у стены, напротив нас — два немецких солдата с винтовками. Сбоку — офицер. Он что-то коротко кричит, и солдаты поднимают винтовки, целятся в нас… Мы молча стоим… У меня от слабости кружится голова, думаю: «Только б не упасть!» Офицер вновь отдает команду — и солдаты опускают винтовки. Мы молчим… Офицер хрипло кричит — и солдаты снова поднимают винтовки. Неужели будут стрелять?.. Мы стоим неподвижно и молчим… Офицер вновь отдает приказ — и солдаты снова опускают винтовки… Чего он хотел от нас? Не знаю… Может, ожидал, что мы упадем на колени, станем молить о пощаде? Этого не было. Мы молча стояли и буквально смотрели смерти в глаза… Нас отвели в камеру… Под вечер вывели во двор… Дали обед — суп, хлеб с опилками… Подошли другие пленные. В одном из них я узнал своего односельчанина…

Потом немцы перевезли нас в Брест, затем стали гнать пешком аж до самой Варшавы. Обессилевших и упавших расстреливали. Видел собственными глазами, как одного из наших немецкий офицер бил бамбуковой палкой по голове и плечам. Но тот оказался довольно крепким парнем, по крайней мере, по сравнению с нами. И — устоял на ногах. Избежав тем самым фашистской пули…

*  *  *

Федору Никоноровичу довелось немало повидать и пережить… В конечном итоге он оказался в Германии, в лагере для военнопленных. Его освободили 8 мая 1945-го.

Он вернулся домой… Создал семью… А в Мотыкалы переехал в 1986-м.

И по сей день живет здесь, на прибужской земле…

*  *  *

Во время беседы с Федором Никоноровичем обратил внимание на множество полок с книгами в квартире ветерана. Русская, белорусская, зарубежная классика, поэзия…

— Любите читать, Федор Никонорович?

— Очень! Да вот беда — глаза уже больные…

Александр ЯРМОШУК

 

Похожие новости

Create Account



Log In Your Account



Заказать звонок
+
Жду звонка!