Спасавшие чужие жизни | Заря над Бугом

Спасавшие чужие жизни

В Брестской центральной поликлинике состоялась конференция, посвященная героизму медработников в годы войны

Она уже стала традиционной и проводится здесь пятый год подряд. Ежегодно к этому мероприятию готовятся сообщения о врачах, медицинских сестрах, которые спасали раненых в медсанбатах и на полях боев, порой даже ценой собственной жизни. Вот и в этом году накануне Дня Победы такое мероприятие собрало в актовом зале главных врачей, их заместителей, главных медицинских сестер, председателей советов ветеранов и профкомов, секретарей БРСМ многих учреждений здравоохранения.

 

«Ну и вечная память тебе, Рая!»

Открыл конференцию заместитель главного врача Брестской центральной поликлиники Валерий Тарасов, который напомнил о том, что с каждым годом на нее приходит все меньше и меньше медицинских работников, каким довелось участвовать в войне. А ведь благодаря труду врачей, фельдшеров, медицинских сестер 72 процента раненых возвращалось в строй, чтобы с оружием в руках продолжать защищать Родину. Люди должны знать и помнить о тех, кто спасал чужие жизни.

Старший научный сотрудник мемориального комплекса «Брестская крепость-герой» Александр Коркотадзе рассказал собравшимся о военфельдшере Раисе Абакумовой, встретившей начало войны в Брестской крепости.

— Считалось, что лейтенант медицинской службы, старшая операционная медсестра 95-го медико-санитарного батальона погибла, — пояснил он, — этому даже нашлись свидетели. Но, когда писатель Сергей Смирнов написал о ней, выяснилось, что Раиса Ивановна жива. Узнав, что ее причислили к мертвым, она лишь сказала: «Ну и вечная память тебе, Рая!». О том, что Раиса Абакумова проживает в Орле, Сергею Смирнову сообщили знающие ее люди, и он приехал, чтобы с ней встретиться. Но «воскресшая» ему перечила, мол, она не совершала ничего героического, поэтому писать о ней, значит, даром время тратить. Однако писатель был другого мнения.

 

Завтра была война…

Раиса Абакумова родилась в 1912 году в г. Орле в семье рабочих. В 1932-м окончила местное медицинское училище и стала работать операционной сестрой в областной больнице. В октябре 1939 года она была призвана в Красную Армию и направлена военфельдшером в 125-й стрелковый полк. С 1940-го Раиса Ивановна служила в 95-м медико-санитарном батальоне и жила вместе со своей 60-летней матерью в крепости.

22 июня 1941 года Раиса Абакумова встала очень рано, потому что собиралась ехать на учения на полигон. Однако в ее планы вмешалась война… За короткий срок на крепость фашистами было сброшено около пяти тысяч снарядов и реактивных мин, от чего и дома, и казармы превратились в груды развалин. Раиса Абакумова бросилась к госпиталю, который находился на Волынском укреплении. Пройти туда оказалось невозможным – ворота были охвачены огнем. Тогда женщина вернулась к своему полуразрушенному дому, нашла там свою медицинскую сумку, вывела свою мать и всех, кто уцелел после обстрела. Они укрылись в Восточном форту крепости, где вскоре появился майор Петр Гаврилов.

В каземате, пол которого устлали соломой не первой свежести, устроили импровизированный госпиталь, куда сносили всех раненых. При этом в распоряжении Раисы Абакумовой была лишь одна медицинская сумка с бинтами, которые очень быстро были израсходованы на перевязки. После этого стали рвать на полоски рубахи. Жара, трупный запах, гарь… Все томились от жажды. Под обстрелом военфельдшер пробиралась на ледник, принося воду, но скоро этот ресурс был исчерпан. У раненых гноились раны, на руках у матерей умирали их дети, отравленные хлорными шашками, которые то и дело применялись фашистами. Сохранились фото тех времен: руины крепости, изможденные ее защитники и их семьи… Пока Александр Коркотадзе рассказывал о том, что происходило в Брестской крепости в первые дни войны, на экране при помощи мультимедийных средств демонстрировались эти фотоснимки.

 

«Я – военный медик, поэтому я остаюсь!»

29 июня гитлеровцы применили авиацию, самолеты «Юнкерс-88» дважды сбрасывали на цитадель пятисоткилограммовые бомбы. А на исходе дня на Восточный форт «спикировала» бомба весом в тысяча восемьсот килограммов, в результате чего во многих городских домах окна вылетели вместе с рамами. Поднялся огромный столб огня и дыма. Вот тогда и было решено отправить в плен женщин и детей, чтобы хоть кто-то из них выжил. Гаврилов предложил уйти и Раисе Абакумовой, но она ответила: «Я – военный медик, поэтому я остаюсь!».

Но к вечеру того дня гитлеровцы все же захватили форт. Увидев зеленые петлицы военфельдшера, фашисты решили, что она пограничник, и хотели ее сразу расстрелять. Она чудом избежала смерти, потому что один из захватчиков знал русский язык и выяснил, что эта изможденная женщина – медик, а вовсе не пограничник. На гимнастерку ей был налеплен красный крест. Пленных определили сначала в тюрьму, а потом погнали в лагерь в Бяло-Подляску. По дороге Раисе и ее матери удалось сбежать, и они вернулись в Брест. Скрывались у тех, кто раньше работал в госпитале. Однако через некоторое время они были отправлены на принудительную работу в Германию. Только в 1945-м дочь и мать были освобождены из рабства частями Красной Армии.

С сентября по декабрь они проходили спецпроверку, а в январе 1946-го смогли вернуться в Орел. О том, что пережила старшая медицинская сестра в Брестской крепости, стало известно благодаря Сергею Смирнову. Раиса Абакумова была награждена орденом Красного Знамени. До 1970 года работала операционной медсестрой в противотуберкулезном диспансере. В 1965-м ей было присвоено звание Почетного медицинского работника СССР. Умерла Раиса Абакумова 3 ноября 1989 года. После ее смерти в Орле, на доме, где она проживала много лет, установлена мемориальная доска.

 

«Боевое крещение я приняла в Бресте»

Председатель Брестского Совета ветеранов войны в Афганистане Сергей Пухальский представил пришедшую на конференцию Веру Проневич, которая также в годы военного лихолетья была медицинской сестрой. Несмотря на свой почтенный возраст, Вере Семеновне уже 92 года, она интересно и эмоционально рассказала о пережитом в годы Великой Отечественной.

— Я почти коренная брестчанка, жила в Бресте еще до 1939 года, — начала свои воспоминания Вера Проневич. – Работала в прачечной, официанткой и училась на курсах медсестер. 22 июня вместе с подругой мы прибыли на сборный пункт и попросились оказывать помощь раненым. Так что боевое крещение я приняла в Бресте… Нас еще до войны учили стрелять, делать перевязки, оказывать помощь при отравлении газами. По рельсам мы с подругой вышли за город, там наши сражались с немецким десантом. Раненых было столько, что взятый перевязочный материал скоро закончился, в ход пошло все, чем можно было заменить бинты. Потом мы поездом добрались сначала до Баранович, потом – до Минска, который встретил нас жуткой бомбежкой. Эвакогоспиталь, в котором должна была работать, находился в Новоборисове. Там не только помещения, но и весь двор был заложен ранеными и уже умершими от ран. Вышла к шоссе, чтобы найти транспорт для эвакуации тех, кому еще можно было помочь.

 

В памяти осталось навсегда…

Вера Семеновна рассказала, с каким трудом удалось вывезти раненых, как попали в окружение и с боями выходили из него.

— Чтобы защитить раненых, брала в руки винтовку и стреляла по фашистам, — продолжила свой рассказ фронтовичка. – Потом сутками, будучи хирургической сестрой, не отходила от операционного стола. Затекали руки, их некоторое время невозможно было разогнуть. А еще все, кто работал в госпитале, часто сдавали кровь. Приходилось и наравне со всеми ходить в атаку. Навсегда осталось в моей памяти, как медсестра Нина с разорванным бедром, не в силах больше терпеть мучения, умоляла меня: «Убей меня! Я больше не могу!». Я и сама в одном из боев была ранена в ногу. От госпитализации я тогда наотрез отказалась.

Гитлеровцы наступали, снова нужно было спасать раненых. На импровизированных носилках, а то и просто на руках их перетаскивали через реку. Своих подопечных Вера Проневич доставила в эвакогоспиталь. Ее саму из-за ранения хотели оставить в тылу, но она отказалась, сказав, что рана уже заживает, а долечится она в части.

— Ведь отстать от своего воинского подразделения было то же самое, что потерять дом родной, — пояснила Вера Семеновна. – Однако вскоре снова было ранение, при этом меня выбросило из машины и тащило волоком по земле. После этого попала в госпиталь под Москвой, но вскоре вместе с другими ранеными сбежала оттуда… Мы пошли искать свои части. Представляете, что это было за войско?! У одного голова перевязана, у другого – рука, я могла идти только опираясь на палку. Стала работать в армейском прифронтовом госпитале 28/99 для легкораненых. Это только считалось так, а на самом деле там со всякими ранениями были. Невозможно даже представить, сколько раненых прошло через наши руки… Всю их боль и страдания мы пропускали и через сердца. Сколько было среди этих людей настоящих патриотов, которые, едва залечив раны, стремились снова на фронт!?

Вместе с госпиталем Вера Проневич прошла Прибалтику, Восточную Пруссию и закончила войну километрах в тридцати от Берлина. За ратный труд она награждена орденами: Славы III степени и Отечественной войны II степени, а также – медалью «За оборону Москвы». После войны она вместе с мужем уехала в Среднюю Азию. Но в 1948-м ее супруг погиб во время землетрясения и Вера Семеновна вернулась в Брест, где до выхода на пенсию тридцать лет трудилась в кожвендиспансере.

 

Ей было всего девятнадцать

Ученица 9-го класса гимназии № 2 г. Бреста Анна Дементей подготовила сообщение о героизме медицинской сестры Веры Хорецкой во время обороны Брестской крепости. До начала конференции девушка рассказала корреспонденту «Зари над Бугом», что доклад она готовила под руководством своего учителя Евгения Викторовича Одаева, который и повлиял на выбор темы. После окончания гимназии Анна решила поступать в медицинский институт. Но тема самоотверженности и героизма медработников ее увлекает не только по этой причине. Она считает, что все последующие поколения навсегда в долгу у тех, кто добыл для них Великую Победу.

— Вера Петровна Хорецкая родилась в 1922 году в деревне Кременец Логойского района Могилевской области, — рассказала гимназистка. – Она была военфельдшером в военном госпитале Брестской крепости. Вера отлично освоила навыки хирургической сестры. Она запомнилась веселой, общительной, участницей художественной самодеятельности. Девушка всегда была душой компании, и все ее называли не иначе как «наша Верочка». Война застала военфельдшера на дежурстве. Фашисты обрушили на госпиталь шквал огня, он стал для летчиков мишенью, несмотря на то, что он был сверху обозначен крестом. Вера осталась до конца верна своему долгу, вынося из госпиталя уцелевших солдат. Затем, узнав, что в густом кустарнике, где была позиция пограничников, много раненых, медсестра метнулась туда. Она делала перевязки, и бойцы уходили на линию огня. Гитлеровцы сжимали кольцо… Неожиданно прямо перед Верой появился фашист с автоматом наперевес. Медсестра подалась вперед, прикрывая собой раненого пограничника. «Стой, здесь раненые!», — закричала она. В ответ раздался треск автоматной очереди. Вера Хорецкая погибла в девятнадцать лет в первый день войны. Вообще из 28 медицинских работников Брестской крепости уцелело только четверо. Мама Веры еще 20 лет не знала о судьбе дочери, и все это время жила надеждой… Потом она побывала на месте ее гибели, у мемориала, открытого 25 сентября 1971 года, где увековечена память о ней. Имя Веры Хорецкой начертано на плите № 4 в третьем ряду.

В завершение конференции заместитель начальника отдела идеологической работы и соцзащиты военного комиссариата области Николай Сергучик за активную поисковую работу вручил грамоты старшему научному сотруднику мемориала «Брестская крепость–герой» Александру Коркатадзе и учащейся гимназии № 2 Анне Дементей.

Алла ВЕРСТОВА

 

 

 

 

Похожие новости

Create Account



Log In Your Account



Заказать звонок
+
Жду звонка!