Ушел в бессмертие, не долюбив… | Заря над Бугом

Ушел в бессмертие, не долюбив…

Майор юстиции Матвей Островский, участвовавший в освобождении города над Бугом, свой последний приют обрел в брестской земле

На этих треугольниках едва ли не семидесятилетней давности давно выцвели чернила, бумага совсем протерлась на сгибах. Письма с фронта… За каждым таким фронтовым треугольником – судьба человека. Они – словно призрачно-тонкая нить, которая связывала фронтовика с его родными и близкими. А от тех, кто так и не вернулся домой с полей сражений, только и осталось, что эти пожелтевшие от времени листки, где в пропахших порохом строках – суровое дыхание войны, тяготы солдатских будней, неизбывная нежность и забота о близких, вера в скорую победу…

Письма, которые мы публикуем сегодня, писал своим родным, жене и сыну, майор юстиции Матвей Островский. С 1940 года Матвей Ноевич служил в органах военной прокуратуры Одесского военного округа, Южного, Юго-Западного, Сталинградского, Северо-Кавказского, 1-го и 2-го Белорусских фронтов. Он был секретарем, следователем военной прокуратуры 9-й армии, помощником военного прокурора 57-й и 68-й армий, военным прокурором 160-й стрелковой дивизии. За свой ратный труд удостоен медалей «За оборону Сталинграда» и «За отвагу», ордена Отечественной вой-ны второй степени. В боях под Сталинградом он получил осколочное ранение. В составе 160-й дивизии участвовал в боях за Брест. Матвей Островский погиб при освобождении Польши, а похоронен в Бресте, в братской могиле в городском парке. Посмертно он был награжден орденом Отечественной войны первой степени. Его фронтовые письма хранятся в домашнем архиве семьи Островских. Вчитайтесь в них.

 

5 февраля 1943 года

Мои дорогие! Последние дни мы переживаем радость победы. Все гордимся тем, что мы – участники великой битвы, которая была под Сталинградом. Победа, которую мы здесь одержали, далась нам дорого, но врагу она обошлась в сотни раз дороже. Мы будем бить врага на новом участке. Надеюсь, не менее успешно. Война сейчас развивается так, что мы можем надеяться твердо на окончательную победу в 43-м году. Трудности у нас большие, и их надо терпеливо переживать. Они окончатся, и мы снова заживем счастливо. Ваш Митя.

 

1 сентября 1943 года

Прошла целая вечность, я не писал. Началось наступление, я все время в дивизиях. Успехи наших войск просто окрыляют, мы взяли Ельню и движемся на Смоленск. Враг бежит и оказывает слабое сопротивление. 30 августа я пошел с разведчиками в одну деревню. Мы захватили 8 фрицев с велосипедами. Я взял себе один и сейчас раскатываю на нем. Мотоцикл в ремонте, раньше я гонял на нем. Стоим в лесу в 10 км от Ельни. Живу в палатке. Прошел сильный дождь, сыро и прохладно…

 

3 сентября 1943 года (продолжение)

Настроение все лучше и лучше. Передвижение наших частей настолько успешно, что мы все начинаем думать об окончании войны в этом году.

 

2 ноября 1943 года

Война на исходе. Я уверен, что весной будем праздновать победу. Хочу верить, что я останусь жив и вернусь к тебе. Я весь поглощен работой, и если недосыпаю, то исключительно потому, что для этого мне не хватает времени. Днем я мотаюсь по частям, везде, где, по-моему, я должен быть. Ночи трачу на оформление, писанину, без которой моя работа ничто.

 

2 ноября 1943 года

Сынку, родной мой! От мамки я уже письмо получил, а от тебя не могу дождаться. Ведь у тебя много новостей, ты в новой школе, опиши мне ее. Напиши, как ты готовишься к лыжному сезону.

Мой мальчик, я живу сейчас и работаю ближе к фронту, чем раньше. Почти каждый день бываю на самом переднем крае, на передовой. Так у нас называют линию, за которой уже немцы. Жизнь у меня интересная, и я никогда не забываю тебя, сынок. Наверное, на 1-е Мая я вернусь к тебе совсем. К этому времени мы уничтожим фашистов, и будем вместе праздновать победу.

Сынку, сейчас я езжу уже верхом. У меня есть вороная кобыла, назвал я ее Марицей. Озорница она отчаянная. Когда ее ведут поить, она всегда вырвется и побегает, но обязательно придет домой. У нас дом часто меняется, мы ведь двигаемся, но она никогда не прибегает на старое место. Она хорошо чувствует опасность. Если приходится проезжать опасные места, она их проскакивает во всю прыть. Я постараюсь сфотографироваться с ней и прислать тебе фото. Будь здоров, мой мальчик. Поздравляю с 26-й годовщиной Октября! Твой папа.

 

17 декабря 1943 года

Дорогой мой мальчик! Ты хочешь знать, получают ли бойцы письма во время боя, и как их им туда доставляют. Письма бойцы получают регулярно, если, конечно, им кто-либо пишет. Но бой – это такая штука, во время которой не до писем. Счастье только в том, что бои не бесконечны. Наступает затишье, и тогда бойцам приносят письма. Хуже, конечно, тем, кому эти письма уже ни к чему, кто убит или тяжело ранен. Вообще самое плохое на войне то, что людей убивают и ранят. Еще плохо, что нельзя поехать, когда тебе этого хочется, посмотреть своего сынку. Но войне придет конец. Я надеюсь вернуться целым и невредимым к тебе и нашей мамке. Будь здоров, мой мальчик. Пиши мне письма.

 

2 мая 1944 года

Сегодня 2 мая, собрался побеседовать со своими детками. Одел новый костюм, достал фото и пошел к Вам в гости. Любимая моя, вот три года, как пришлось бросить свитое гнездо… Я живо помню, когда мы в последний раз с тобой праздновали 1-е Мая. Девочка моя, наибольшей для нас наградой будет, если на будущий год в это время мы будем вместе. Но предстоят тяжелые дни, лето боев.

 

26 июня 1944 года

Люсик, следи за делами на 1-м Белорусском фронте, и будешь знать, где я. Авось в приказе промелькнет наша 160-я.

 

20 июля 1944 года

Дорогая Люсинька! Дела идут, как никогда хорошо. Немец драпает и задирает лапки кверху. Вот-вот и мы наступим на него в его берлоге. Мы мчимся на запад. Это чувство непередаваемо. Порыв настолько велик, что старуха-смерть кажется игрушечной.

 

21 июля 1944 года

Сегодня у нас большой праздник. Мы перешли государственную границу. Какие чувства переполняют меня, я описать не могу. Воюем мы сейчас так, как немцы в 41-м и даже лучше. Мы идем смело, режем их коммуникации, не обращая внимания на фланги. Окружаем и уничтожаем большие и малые группировки. Тысячи пленных. По лесам, полям бродят немцы, венгры… Наши ловят сотни этих окруженцев. Сегодня девушки-санитарки привели к нам на КП пять венгерских солдат, бродивших в лесу. Люся, каждый мыслящий человек понимает, что означает теперешнее наше состояние, какие времена настали! Целую. Твой Митя. Сынку, ура! Мы на границе!

 

28 июля 1944 года

Люсинька! Уже несколько дней мы шествуем по заграницам. Сегодня ты будешь смотреть салют в честь взятия Бреста. Я могу перефразировать Суворова и сказать: «Слава Богу, слава Вам, Брест взят, и я там!» Все ближе день Победы. Озабочен многим, в движении работы больше и работать трудней…

 

29 августа 1944 года

Бои у нас упорные, и мы неизменно тесним врага. Когда ты получишь это письмо, уверен, Варшава уже будет наша и не исключено, что я уже переступлю границу логова зверя. Излишне доказывать, что война на исходе. То, что фриц еще сопротивл=яется яростно, мы относим к его конвульсиям. …В газетах следи за фамилией Тимофеев. Она в дни освобождения Бреста, перехода Буга появлялась в приказах Сталина.

 

10 января 1945 года

Дорогой мой мальчик! Если от меня не всегда регулярно бывают письма, прошу не гневаться. Иногда условий нет, чтобы писать. Мы сейчас в движении, и успешно громим немцев. Надеюсь весной написать письмо из самого Берлина. Жду, мой любимый, описание елки, высота которой 14 с половиной метра. Целую тебя и прижимаю к сердцу. Папа Митя.

 

7 февраля 1945 года

У нас напряженность не меняется. Я предчувствую, что она не сменится еще значительное время. Будем делать все, что от нас требуется, чтобы ускорить победу. Будем надеяться на осуществление твоей и моей мечты…

 

21 марта 1945 года

Живу я, сынку, хорошо. Немцев бьем тоже неплохо. Маршал товарищ Сталин иногда нам благодарность объявляет в своих приказах. Был у нас такой случай. Есть у нас девушка Соня Рыбакова. Приехала она на хутор, откуда недавно немцев выгнали. Ночью слышит, что в дверь с улицы стучат. Она к двери: кто там? Ей на ломанном русском языке отвечают: «Я хочу в плен, я – дойч». Соня и привела этого фрица в штаб. Вот какие немцы, когда им становится «капут».

В следующий раз я опишу тебе еще один такой случай. Он произошел, когда мы уничтожали Торнскую группировку. Ты, кстати, сынку, найди на карте город Торн. Я сейчас уже от него очень далеко. Скоро я напишу тебе из Берлина. Твой папа Митя.

Но его сын Феликс так и не дождался письма отца из Берлина… 23 марта 1945 года Матвей Островский был убит осколками вражеской мины во время минометного обстрела города Сопот.

Подготовила Алла ВЕРСТОВА

На снимке: майор юстиции Матвей Ноевич Островский

 

Похожие новости

Create Account



Log In Your Account



Заказать звонок
+
Жду звонка!