ВРОДЕ БЛИЗКИЕ ЛЮДИ… | Заря над Бугом

ВРОДЕ БЛИЗКИЕ ЛЮДИ…

Семейные конфликты являются одной из самых распространенных форм разногласий между близкими людьми. А происходят они, как правило, из-за непонимания друг друга, что порождает претензии и обиды. Последствия их могут быть самыми непредсказуемыми, нередко в ходе конфликтов родственники становятся кровными врагами. Но в нашей истории все иначе…

А реальность такова: две родные сестры живут в одном доме. Причем одна из них, назовем ее Елена (имена главных героев по этическим соображениям изменены), — на своей половине, завещанной ей отцом, а другая – Галина — на половине брата Михаила, временно уступившего ей свою жилую площадь. Из шести детей дом унаследовали двое — Елена и Михаил.

До 1998 года Галина Тимофеевна жила в Крыму. А когда тяжело заболел отец, вернулась в Беларусь, чтобы побыть немного с ним. Да так и осталась здесь, а вскоре сюда приехали ее муж и сын. Брат с сестрой предложили родственникам пожить в доме,  ведь у обоих было свое жилье. Те с готовностью согласились. После долгих лет, прожитых вдали от дома, Галине Тимофеевне приятно было вернуться вновь туда, где прошли ее детство и молодость. Свою трудовую деятельность она начинала в одном из стройтрестов г. Бреста. Работала крановщицей на строительстве многих значимых для города и области объектов, таких как «Газоаппарат», мясокомбинат, Жабинковский сахарный завод. Вышла замуж, родила сына, а вскоре муж позвал их за собой  в город солнца и моря – Керчь. Здесь они и остались. Поработав какое-то время  по специальности, Галина Тимофеевна, перешла в рыбную промышленность — двенадцать лет ходила в загранплаванье на рыбацких траулерах. Получала хорошую зарплату, жила — ни в чем не нуждалась. Все у нее было – квартира, машина, дача, гараж… Все оставила, когда узнала, что болен отец.

Пожив на родине жены, муж Галины Тимофеевны принимает решение вернуться в Керчь, в свою квартиру, где жил их внук. Что уж не поделили супруги — это их личное дело. Еще Лев Толстой мудро заметил, что «…каждая семья несчастна по-своему». Но факт остается фактом: отец уехал, а мать с сыном остались здесь. О том, что у них не все благополучно, вскоре стало известно не только близким, но и соседям. Сын Галины Тимофеевны Николай оказался зависимым от спиртного и часто, перебрав лишнего, устраивал шумные разборки. Пока в семье жил отец, он как-то сдерживал Николая. А как отца рядом не стало, все, что гасилось, выплеснулось наружу. Нередко от сына доставалось и матери. Но она терпела, не жаловалась.

В 2006 году ее родная сестра Елена вернулась на свою законную половину, и Галине Тимофеевне пришлось перейти жить на сторону брата. Николай продолжал пить, и соседство с ним становилось для окружающих все невыносимей. А главное — оно было опасным как для матери, которую тот периодически поколачивал, так и для Елены Тимофеевны. Однажды по его вине чуть не сгорел дом. Разбушевавшегося мужчину не раз приходилось утихомиривать с помощью милиции. Жизнь рядом с ним потихоньку превращалась в ад.

И Елена Тимофеевна решила: хватит, больше так продолжаться не может! На семейном совете, в присутствии всех братьев и сестер, было принято решение не впускать больше нарушителя спокойствия в дом. Не может жить по-людски, пусть отправляется на все четыре стороны и не мешает другим. Благо, и закон теперь на их стороне — в марте прошлого года вступил в действие новый Жилищный кодекс,  регулирующий наиболее важные жилищные правоотношения. Согласно статье 95, «бывшие члены семьи собственника жилого помещения и другие граждане, имеющие право на владение и пользование жилыми помещениями, проживающие совместно с ним и не имеющие доли в праве общей собственности на жилое помещение, могут быть выселены из этого жилого помещения по требованию его собственника». Так и сделали.

Но сын Галины Тимофеевны продолжал приходить к матери, по-прежнему устраивал пьяные дебоши. Из-за стенки нередко доносились крики несчастной женщины о помощи. С привлечением милиции его все же удалось выдворить за пределы дома. Однако Николай тайком, поздно вечером, пробирался на материнскую половину. И тогда на семейном «консилиуме»  было принято решение закрывать Галину Тимофеевну ночью на ключ, а утром снова отпирать дверь.

Такое решение было унизительно для нее. Женщина не желает с ним мириться, как-то не по-людски это. Она считает, что имеет полное право на свидание с единственным сыном. Ведь каким бы он ни был, она — мать и любит его. Не всегда же ее Николай был таким. На самом деле у него золотые руки,  что и сослужило ему плохую службу — за всякую работу люди расплачивались с ним бутылкой.

«Не проходит и дня, — жалуется Галина Тимофеевна, — чтобы я не плакала. Зима приближается, а у меня — ни газа, ни дров. Еще желудок больной. С сыном мне видеться не дают. Братья и сестры – все против меня. Как жить дальше, не знаю…»

Мы побывали у обеих сестер дома. На половине Елены Тимофеевны проведены газ и вода, а Галина Тимофеевна в свои 78  лет воду носит из колодца. Для приготовления еды ей выделили небольшое помещение типа летней кухни, там стоит плита с газовым баллоном. Еще летом что-то приготовить в неотапливаемом помещении можно, а вот зимой… Все удобства — тоже на улице. Понятно, что в таком возрасте уже хочется какого-то комфорта. Но кто должен обеспечить его Галине Тимофеевне? Родные считают, что и так немало для нее сделали, пора бы и сыну о матери побеспокоиться.  Если бы он не пил…

Пару лет назад у женщины была возможность недорого купить  домик в одной из деревень сельсовета. Она даже выиграла аукцион, но потом передумала. Требовалось немало труда, чтобы привести дом в порядок. И Галина Тимофеевна побоялась, что они с сыном не справятся. В итоге сейчас живет на птичьих  правах,  в этом доме она не хозяйка. Потому приходится выслушивать и упреки в свой адрес. Переживает, что вообще может остаться на улице. Но до этого, конечно, дело не дойдет. Ее сестра – Елена Тимофеевна — при общении вызывает доверие, она имеет свой взгляд на конфликтную ситуацию.

Конечно, у каждой из сторон своя правда, и кого-то судить мы не беремся. Решение проблемы все же нашлось. На данном этапе оно устраивает Галину Тимофеевну. В настоящее время она собирает документы, чтобы на зиму перебраться в Домачевский дом-интернат, и брат ей помогает в этом. Как будет дальше, жизнь покажет.

Есть надежда, что у Николая все еще может наладиться. Чтобы урегулировать конфликт, пришлось вмешаться местной власти. Председатель сельского Совета, где происходят события, ходатайствовал перед руководством одного из районных сельскохозяйственных предприятий, чтобы мужчину с испытательным сроком взяли на работу. Останется ли Николай там, зависит только от него. Было бы чудесно, если бы он бросил пить, закрепился на рабочем месте, забрал мать из дома-интерната…

Марина САМОСЕВИЧ

 

Похожие новости

Create Account



Log In Your Account



Заказать звонок
+
Жду звонка!