Загорелись стога в пойме Буга… | Заря над Бугом

Загорелись стога в пойме Буга…

Из воспоминаний Шаровской (Гловацкой) Надежды Кирилловны, в 1941 году – жительницы д. Гершоны Брестского района

— Война застала нашу многодетную семью в деревне Гершоны под Брестом. 21 июня, в субботу, часов в пять вечера неожиданно запылали стога в пойме Западного Буга, а за ними – дома в соседней деревне Котельня-Боярская. Позже люди говорили, что их подожгли зажигательными пулями с противоположной стороны Буга, где уже готовились к броску немецкие войска.

Мы, дети – я, Вера и Владимир бегали смотреть на пожар, поэтому уснули поздно. Старшая сестра Евдокия, братья Пимен и Михаил жили отдельно своими семьями и, как все мы, заснули в тревожном ожидании.

А спозаранку началось… Во дворе нашего дома, в деревне, в ближайших окрестностях стали разрываться снаряды. Дрожала от взрывов земля, дребезжали в окнах стекла.

Отец, Кирилл Федорович, бросился выгонять из сарая корову, заодно прихватил и соседских, стал гнать их из села. Мама, Наталья Калистратовна, схватила нас, детей, в охапку и спряталась в сарайчике, затем все перебежали в рожь за околицей.

Невестка Ольга — жена брата Василия (она умрет в 1942 году при родах) – выбежала на крыльцо, и тут же осколком ей перебило ключицу. Кровью залило платье…

Незаметно рассвело. Прошло еще какое-то время – и в деревню нагрянули оккупанты. Немцы прикатили пушку, установили ее возле нашей хаты и стали прямой наводкой «долбить» артсклад, так называемую «пороховню», которая располагалась неподалеку. Вышибли стальную дверь, согнали местных жителей: мол, ступайте с ультиматумом к советским бойцам, засевшим в «пороховне», пусть выходят и сдаются… А наш отец еще ночью туда пробрался, вывел раненых бойцов, переодел их в гражданское платье и проводил окольными путями за деревню. Дескать, спасайтесь, возвращайтесь бить врага…

Так для нашей семьи началась Великая Отечественная война.

В 1943-м году нашего отца, Кирилла Федоровича Гловацкого, за связь с партизанами фашисты казнили, продержав около месяца в застенках Брестской тюрьмы, а затем расстреляли в районе форта № 3, на месте нынешнего электромеханического завода.

Фамилия Кирилла Гловацкого, рабочего кирпичного завода, значится в книге «Память» г. Бреста.

Мой брат Василий, связной партизанского отряда имени Ворошилова, был тоже схвачен фашистами и отправлен в Германию. Однако ему удалось бежать и продолжить борьбу с врагом в отряде народных мстителей. Погиб он в 1945 году на берегах Одера.

Еще раньше ушли в лес к партизанам брат Владимир и сестра Евдокия с мужем – Романом Борисюком, секретарем Гершоновского сельского Совета. Моя сестра Вера тоже находилась в партизанском отряде до прихода советских войск. Были они в семейном лагере под деревней Медно.

Брат Владимир после партизанского отряда воевал в регулярных частях Красной Армии, вернулся с фронта, хоть израненным, но живым. А брат Николай пропал без вести.

После освобождения Бреста от фашистских захватчиков я работала санитаркой в военном госпитале, развернутом в Южном городке.

Из восьмерых детей нашей большой семьи на сегодня осталась в живых одна я. Зато есть внучки и правнуки.  Самую маленькую правнучку назвали в мою честь Надеждой…

Вечная слава павшим героям!

Записал Александр ВОЛКОВИЧ

От редакции: Надежда Кирилловна Шаровская (Гловацкая) умерла 23.01.2014 г. на 91-м году жизни…

 

Похожие новости

Create Account



Log In Your Account



Заказать звонок
+
Жду звонка!